Новости онкологии

03.02.2020

Коротко:

  • GI ASCO 2020: ни одно исследование 3 фазы не оказалось позитивным
  • Открыт новый механизм резистентности к анти-HER2 препаратам
  • Тивозаниб в третьей линии терапии метастатического рака почки

GI ASCO 2020: ни одно исследование 3 фазы не оказалось позитивным

На прошедшем в Сан-Франциско симпозиуме «Опухоли ЖКТ» было представлено несколько крупных исследований 3 фазы. Ни в одном из них не были продемонстрированы преимущества в пользу новой опции.

Так, в исследовании JAVELIN Gastric 100 авелумаб в поддерживающей терапии не повлиял на общую выживаемость больных метастатическим раком желудка и пищеводно-желудочного перехода, которые получили в первой линии стандартную химиотерапию. Медиана общей выживаемости составила 10,4 мес. в группе авелумаба и 10,9 мес. в контрольной группе; HR=0,91, p=0,1779 (Moehler, Dvorkin, et al. Abstract 278).

В исследовании EXPEL перитонеальный лаваж не снижал риск рецидивов после гастрэктомии (читать подробнее).

В исследовании ARTDECO увеличение дозы лучевой терапии до 61,6 Гр на первичную опухоль пищевода в составе химиолучевой терапии не привело к значительному увеличению частоты местного контроля по сравнению с дозой 50,4 Гр. Кроме того, увеличение дозы приводило к повышению токсичности и не повлияло на общую выживаемость (Hulshof, Geijsen, et al. Abstract 279).

А влияет ли на общую выживаемость добавление к режиму FOLFOX пегилированного интерлейкина-10 (пегилодекакина) у больных метастатической протоковой аденокарциномой поджелудочной железы, которые ранее прогрессировали на первой линии терапии? В исследовании SEQUOIA комбинация не оказалась эффективной по сравнению с только FOLFOX: медиана общей выживаемости составила 5,8 мес. в группе комбинации и 6,3 мес. в группе только FOLFOX. Также не было получено различий по выживаемости без прогрессирования и частоте ответов (Hecht, Lonardi, et al. Abstract 637).

Еще одна комбинация – пегворгиалуронидазы альфа с наб-паклитакселом и гемцитабином – изучалась у больных раком поджелудочной железы, имеющих высокие уровни гиалуроновой кислоты. Медиана общей выживаемости (главный критерий эффективности в этом исследовании HALO 109-301) не была лучше при добавлении нового препарата и составила 11,2 мес. по сравнению с 11,5 мес. в контрольной группе (Tempero, Cutsem, et al. Abstract 638).

Длительное время продолжаются дебаты, нужно ли удалять первичную опухоль у больных метастатическим колоректальным раком с последующей химиотерапией или сразу начинать с лекарственного лечения? В рандомизированном исследовании JCOG1007 пациенты были рандомизированы в группу резекции первичной опухоли с последующей лекарственной терапией (mFOLFOX6 + бевацизумаб или CapeOX + бевацизумаб, N=78) или только лекарственного лечения (N=82). Первичной конечной точкой была общая выживаемость, которая, по предположению авторов, должна была улучшиться в группе с резекцией не менее чем на 8 месяцев. К сожалению, достоверного улучшения не произошло: медиана общей выживаемости составила 22 мес. в группе с резекцией и 25,9 мес. в группе только лекарственной терапии (p=0,69). Выживаемость без прогрессирования также статистически не изменилась (10,4 мес. и 15,1 мес.). Более того, в группе резекции было зафиксировано 3 смерти из-за послеоперационных осложнений. Авторы сделали вывод, что резекция первичной опухоли у больных с асимптомным метастатическим колоректальным раком не показана, так как не улучшает выживаемость (Kanemitsu, Shitara, et al. Abstract 7).


Открыт новый механизм резистентности к анти-HER2 препаратам у больных метастатическим раком молочной железы (РМЖ)

В журнале Американской ассоциации по изучению рака (AACR) представлены результаты доклинического и трансляционного исследования, в котором авторы описывают новый механизм резистентности к анти-HER2 препаратам. Они показали, что фибробласты, ассоциированные с опухолью (TAF), способствуют устойчивости к анти-HER2-терапии. TAFs продуцируют и секретируют высокие уровни фактора роста фибробластов 5 (FGF5), который в свою очередь индуцирует активацию рецептора фактора роста фибробластов 2 типа (FGFR2) в окружающих клетках РМЖ. Активированный FGFR2 трансактивирует HER2 через c-Src, что приводит к устойчивости к терапии, нацеленной на HER2. In vivo, ко-инокуляция нестабильных клеточных линий TAF приводит к более агрессивным и резистентным опухолям. Устойчивые клетки активируют фибробласты и секретируют лиганды FGFR, создавая петлю положительной обратной связи, которая усугубляет устойчивость. Ингибирование FGFR2 не только блокирует активацию HER2, но также индуцирует апоптоз в клетках, резистентных к терапии, нацеленной на HER2. In vivo ингибиторы FGFR2 реверсируют резистентность и повторно сенсибилизируют резистентные клетки к терапии, нацеленной на HER2. Таким образом, авторы предполагают, что дополнительная блокада FGFR2 может повлиять на устойчивость к HER2 терапии.

Источник: Fernandez-Nogueira et al. Clinical Cancer Research, online first.


Тивозаниб в третьей линии терапии метастатического рака почки

Тивозаниб – мультикиназный ингибитор VEGFR следующего поколения. Ранее препарат безуспешно изучался в первой линии терапии метастатического почечно-клеточного рака (мПКР). В новом рандомизированном исследовании 3 фазы эффективность тивозаниба сравнивалась с эффективностью сорафениба у 350 больных светлоклеточным мПКР, ранее получивших 2 линии терапии. Медиана выживаемости без прогрессирования, являющаяся главным критерием эффективности, была достоверно лучше для тивозаниба: 5,6 мес. по сравнению с 3,9 мес. на сорафенибе (HR=0,73; p=0,016). Частота нежелательных явлений была сопоставимой.

Источник: Rini, et al. Lancet Oncol. 2020.