Новости онкологии

18.01.2016

Периферическая нейропатия, индуцированная химиотерапией

Старая сказка о главном… или что-то новое? (часть II)

Нейротоксичность была, есть, и, по-видимому, в ближайшее время останется одним из специфических осложнений системной противоопухолевой терапии. По результатам метаанализа, куда вошли данные 31 исследования, проведенного по поводу различных онкологических заболеваний, периферическую нейропатию испытывал 61% пациентов спустя месяц после окончания лечения, 60% и 30% больных – через 3 и 6 месяцев после лечения соответственно [1]. Периферическая нейропатия, индуцированная цитостатиками, является практически постоянным осложнением терапии рака молочной железы (РМЖ) [2,3]. Обусловленное химиотерапией поражение периферической, центральной и вегетативной нервной системы губительно сказывается не только на пациентах, но и на работе врачей. Значительное снижение качества жизни первых не позволяет вторым провести весь объем запланированного лечения в адекватных дозах [4]. Все это, в конечном счете, отражается на продолжительности жизни больных.

В связи с нерешенностью вопроса, касающегося ранней диагностики, профилактики и лечения нейротоксичности, количество исследований по этому осложнению не прекращается. Как уже говорилось в предыдущей заметке, в 2015 г. в Journal of Clinical Oncology были опубликованы два проведенных независимо друг от друга исследования, касающихся периферической нейропатии, индуцированной цитостатиками [5,6]. Результаты первого исследования были изложены в части I.

Инициацией проведения второго исследования послужили результаты ранее опубликованных работ, свидетельствующих о наличии взаимосвязи между различными видами болевого синдрома и изменениями в структуре и функционировании различных областей головного мозга [7-12]. Многочисленных крупных исследований, изучивших подобную взаимосвязь между проявлениями периферической нейропатии и изменениями в головном мозге, проведено не было. Более того, по данной теме было опубликовано лишь одно исследование, сравнивающее выраженность периферической нейропатии у больных множественной миеломой с функциональными изменениями структур головного мозга [13]. Взаимосвязь между выраженностью периферической нейропатии и изменениями церебральной перфузии ранее не изучалась. На основании результатов вышеупомянутых исследований авторы второй работы предположили о возможности такой корреляции. Помимо этого, они исходили из собственного опыта, который заключался в оценке изменении церебральной перфузии и плотности серого вещества головного мозга у больных РМЖ после проведения химиотерапии [14-16].

Таким образом, целью проведения второго исследования явилось установить, существует ли взаимосвязь между периферической нейропатией и изменениями церебральной перфузии и плотностью серого вещества головного мозга у больных РМЖ, получавших химиотерапию по поводу своего заболевания [6].

В исследовании, проведенном университетом штата Индиана, приняли участие 45 больных РМЖ. Ни у одной пациентки не было данных за метастатический процесс. Всем больным было выполнено оперативное вмешательство с последующим назначением лечения исходя из рецепторного и HER2 статуса опухоли. У 8/45 (18%) пациенток на первом этапе лечения была проведена неоадъювантная химиотерапия. Специфическую противоопухолевую адъювантную химиотерапию с включением паклитаксела, доцетаксела, доксорубицина или цисплатина получили 24 (53,3%) пациентки, тогда как 23 (46,7%) больным адъювантная химиотерапия не потребовалась.

С целью оценки церебральной перфузии всем пациенткам до начала терапии, а также через месяц от ее проведения и спустя 1 год после ее окончания выполнялась МРТ головного мозга. Плотность серого вещества головного мозга анализировалась в режиме Т1- взвешенных спин-эхо изображений. Оценку периферической нейропатии проводили с использованием валидированного опросника (Functional Assessment of Cancer Therapy/Gynecologic Oncology Group-Neurotoxicity, FACT-GOG-NTx).

По результатам данного исследования спустя 1 месяц лечения у больных, получавших химиотерапию, по данным МРТ была выявлена гиперперфузия в области обеих верхних лобных и угловых извилин, а также средней лобной извилины левого полушария головного мозга (p<0,001). Сравнение проводилось с пациентками, не получавшими химиотерапию. Выраженность периферической нейропатии коррелировала с повышенной перфузией. Интересно, что подобной корреляции выявлено не было при выполнении МРТ головного мозга спустя год после лечения. Наблюдавшиеся изменения в плотности серого вещества также были ассоциированы с проявлениями периферической нейропатии (p<0,005).

Известно, что данные области перфузии головного мозга связаны с развитием болевого синдрома. На основании этого авторы предположили, что изменения, наблюдающиеся на МРТ спустя 1 месяц терапии, могли отражать острый болевой процесс, механизм развития которого кардинальным образом отличается от наблюдаемого при хроническом процессе.

Маловероятно, что результаты исследования найдут широкое применение в повседневной клинической деятельности. Тем не менее, исследователи предположили, что выявленная корреляция между выраженностью периферической нейропатии и изменениями в плотности серого вещества головного мозга, так же как и церебральной перфузией, может быть потенциально значимой клинической находкой. Основной аргумент, который они привели в пользу значимости полученных результатов, был связан с тем, что в погоне за эффектом большинство пациентов утаивают от врачей информацию о развитии периферической нейропатии, индуцированной химиотерапией.

Литература:

  1. Seretny M, Currie GL, Sena ES, et al. Incidence, prevalence, andpredictors of chemotherapy-induced peripheral neuropathy: A systematic review and meta-analysis. Pain 2014; 155: 2461-2470.
  2. Han Y, Smith MT. Pathobiology of cancer chemotherapy-induced peripheral neuropathy (CIPN). Front Pharmacol 2013; 4: 156.
  3. Wickham R. Chemotherapy-induced peripheral neuropathy: A review and implications for oncology nursing practice. Clin J Oncol Nurs 2007; 11: 361-376.
  4. Argyriou AA, Bruna J, Marmiroli P, et al. Chemotherapy-induced peripheral neuropathy (CIPN): An update. Crit Rev Oncol Hematol 2012; 82: 51-77.
  5. Pachman D, Qin R, Seisler D, et al. Clinical course of oxaliplatin-induced neuropathy: results from the randomized phase III trial N08CB (Alliance). J Clin Oncol. Published online before print August 17, 2015. doi:10.1200/JCO.2014.58.8533.
  6. Nudelman K, McDonald B, Wang Y, et al. Cerebral perfusion and gray matter changes associated with chemotherapy-induced peripheral neuropathy. J Clin Oncol. Published online before print November 2, 2015. doi:10.1200/JCO.2015.62.1276.
  7. Apkarian AV, Sosa Y, Sonty S, et al. Chronic back pain is associated with decreased prefrontal and thalamic gray matter density. J Neurosci 2004; 24: 10410-10415.
  8. Burgmer M, Gaubitz M, Konrad C, et al. Decreased gray matter volumes in the cingulo-frontal cortex and the amygdala in patients with fibromyalgia. Psychosom Med 2009; 71: 566-573.
  9. Gustin SM, Peck CC, Wilcox SL, et al. Different pain, different brain: Thalamic anatomy in neuropathic and non-neuropathic chronic pain syndromes. J Neurosci 2011; 31: 5956-5964.
  10. Lin CS. Brain signature of chronic orofacial pain: A systematic review and meta-analysis on neuroimaging research of trigeminal neuropathic pain and temporomandibular joint disorders. PLoS One 2014; 9: e94300.
  11. Mao CP, Zhang QL, Bao FX, et al. Decreased activation of cingulo-frontal-parietal cognitive/attention network during an attention-demanding task in patients with chronic low back pain. Neuroradiology 2014; 56: 903-912.
  12. Schmidt-Wilcke T, Kairys A, Ichesco E, et al. Changes in clinical pain in fibromyalgia patients correlate with changes in brain activation in the cingulate cortex in a response inhibition task. Pain Med 2014; 15: 1346-1358.
  13. Boland EG, Selvarajah D, Hunter M, et al. Central pain processing in chronic chemotherapy-induced peripheral neuropathy: A functional magnetic resonance imaging study. PLoS One 2014; 9: e96474.
  14. Holohan KN, Von Ah D, McDonald BC, et al. Neuroimaging, cancer, and cognition: State of the knowledge. Semin Oncol Nurs 2013; 29: 280-287.
  15. McDonald BC, Conroy SK, Smith DJ, et al. Frontal gray matter reduction after breast cancer chemotherapy and association with executive symptoms: A replication and extension study. Brain Behav Immun 30 (suppl, 2013): S117-S125.
  16. Nudelman KN, Wang Y, McDonald BC, et al. Altered cerebral blood flow one month after systemic chemotherapy for breast cancer: A prospective study using pulsed arterial spin labeling MRI perfusion. PLoS One 2014; 9: e96713.