JOURNAL OF CLINICAL ONCOLOGY

УВЕЛИЧЕНИЕ РАННЕЙ БЕССОБЫТИЙНОЙ ВЫЖИВАЕМОСТИ
ПРИ ПРИМЕНЕНИИ ИМАТИНИБА У ДЕТЕЙ С ОСТРЫМ ЛИМФОБЛАСТНЫМ ЛЕЙКОЗОМ
С ФИЛАДЕЛЬФИЙСКОЙ ХРОМОСОМОЙ: ИССЛЕДОВАНИЕ CHILDREN’S ONCOLOGY GROUP

Kirk R. Schultz, W. Paul Bowman, Alexander Aledo, William B. Slayton, Harland Sather,
Meenakshi Devidas, Chenguang Wang, Stella M. Davies, Paul S. Gaynon, Michael Trigg,
Robert Rutledge, Laura Burden, Dean Jorstad, Andrew Carroll, Nyla A. Heerema,
Naomi Winick, Michael J. Borowitz, Stephen P. Hunger, William L. Carroll, Bruce Camitta
J Clin Oncol 27:5175-5181.

Цель. Иматиниба мезилат – таргетный препарат, который можно использовать для лечения прогностически наиболее неблагоприятного варианта острого лимфобластного лейкоза (ОЛЛ) у детей – с филадельфийской хромосомой (Ph+).

Характеристика больных и методы исследования. Исследование проведено с целью установить, улучшает ли иматиниб (340 мг / м2/сут) в сочетании с интенсивной химиотерапией исход Ph+ ОЛЛ у больных в возрасте 1-21 года (n = 92) и отличаются ли побочные эффекты такого лечения и аналогичной химиотерапии без иматиниба в группе больных с Ph+ ОЛЛ (n = 65). Больные, получавшие иматиниб, были разделены на пять подгрупп, в каждой из которых длительность непрерывного применения препарата до начала поддерживающей терапии была разной и увеличивалась от 42 (1-я подгруппа, n = 7) до 280 дней (5-я подгруппа, n = 50). Больным, имевшим совместимых по HLA доноров-сиблингов, проводили трансплантацию гемопоэтических стволовых клеток (ТГСК) крови или костного мозга, после которой назначали 6-месячный курс лечения иматинибом.

Результаты. Непрерывное применение иматиниба улучшило исход ОЛЛ в 5-й подгруппе больных, в которой 3-летняя бессобытийная выживаемость (БСВ) составила 80 ± 11% (95%-й доверительный интервал [ДИ] 64–90%), что более чем вдвое превысило исторический контроль (35 ± 4%; р = 0,0001). 3-летняя БСВ у больных 5-й подгруппы, получавших химиотерапию + иматиниб (88 ± 11%; 95% ДИ 66–96%) или ТГСК (57 ± 22%; 95% ДИ 30,4–76,1%), оказалась сходной. Значительного усиления побочных эффектов в связи с добавлением иматиниба к интенсивной химиотерапии не отмечалось. Повышение БСВ в 5-й подгруппе, в которой суммарная доза иматиниба была максимальной, обусловлено, по-видимому, влиянием на исход лечения минимальной остаточной болезни.

Заключение. Иматиниб в сочетании с интенсивной химиотерапией повышает 3-летнюю БСВ у детей и подростков с Ph+ ОЛЛ, не приводя к значительному усилению побочных эффектов. Сочетание ТГСК с иматинибом не имеет преимуществ перед ТГСК в самостоятельном виде. Для оценки влияния данного лечения на долгосрочную БСВ и возможности замены ТГСК химиотерапией в сочетании с иматинибом необходимы дальнейшие исследования.