Новости Общества

09.12.2019

Интервью с Н.В. Кисловым, главным внештатным онкологом департамента здравоохранения и фармации Ярославской области, об итогах года

Кислов Николай Викторович
Кислов Николай Викторович
Главный внештатный онколог департамента здравоохранения
и фармации Ярославской области, заместитель главного врача
по медицинской части Ярославской областной клинической
онкологической больницы, кандидат медицинских наук


– Завершается 2019 год. Чем он запомнится, если говорить о Вашем учреждении?

Думаю, что для всех сотрудников Ярославской областной клинической онкологической больницы 2019 год – год начала федеральной программы «Борьба с онкологическими заболеваниями» – принципиально отличался от всех предыдущих лет. Ранее мы, как регион с высоким уровнем заболеваемости, остро ощущали нехватку объемов специализированной медицинской помощи, недостаток современных лекарственных препаратов. В течение 2019 года мы ощутили, с одной стороны, больше возможностей для лечения, так как значительно увеличились объемы медицинской помощи и средств обязательного медицинского страхования, направленные для лечения наших пациентов. С другой стороны, увеличилась интенсивность работы, возросла нагрузка на персонал и ответственность за выполнение программы и ключевых показателей, мониторируемых Федеральным фондом ОМС. Наша клиника получила новый компьютерный томограф и новый линейный ускоритель. Начали строить новый хирургический корпус нашей больницы, ввод в эксплуатацию которого должен положительно повлиять на условия лечения пациентов и работу врачей. В целом появилась надежда, что ситуация в онкологии может принципиально измениться в лучшую сторону.

– Можете ли Вы сказать, что выделенные в этом году дополнительные средства на лекарственное обеспечение онкологических пациентов существенно изменили ситуацию? Если оценивать средние показатели, сколько процентов больных имели возможность получить таргетную и иммунотерапию?

В Ярославской области с 2019 года ситуация с лекарственным обеспечением поменялась кардинально. Мы никогда ранее не испытывали такой свободы в назначении современной эффективной терапии нашим пациентам. Это стало возможно не только и не столько благодаря увеличению средств ОМС, но и благодаря многократному повышению объема финансирования региональной льготы за счет средств, выделенных правительством области. Это нас выгодно отличает от множества других регионов нашей страны. И если в большинстве областей, как известно, в начале года были проблемы с осуществлением закупок лекарственных препаратов, то мы имели возможность использовать таргетную и иммунотерапию неограниченно сразу после новогодних праздников. Можно сказать, что в 2019 году были полностью (100%) обеспечены больные раком молочной железы, раком легкого, почки, меланомой – нозологий, современная терапия распространенных форм которых наиболее затратна, но и, в то же время, эффективна. Благодаря этому на фоне некоторого увеличения запущенности, зарегистрированного в 2018 году в Ярославской области, мы уже добились снижения одногодичной летальности при раке легкого, молочной железы и, особенно, при меланоме, насколько позволяет судить статистика. Опыт применения препаратов, полученный врачами клиники, сложно переоценить.

Должен отметить некоторый парадокс, который возник в 2019 году. Так как лекарственные средства, которые пациенты получали в рамках регионального лекарственного обеспечения, не учитывались по КСГ в системе обязательного медицинского страхования, наша область постоянно звучала на селекторных совещаниях как «отстающая» в свете использования дорогостоящих схем лекарственной терапии (8-10 уровни). А фактически обеспеченность пациентов таргетными и иммуноонкологическими препаратами в Ярославской области была одна из самых высоких в стране!

– Как Вы считаете, сколько денег в год необходимо Вашему учреждению, чтобы 100% больных получили новые опции терапии согласно рекомендациям RUSSCO?

Учитывая появление новых и новых таргетных и иммуноонкологических молекул, «лавинообразное» расширение показаний к их применению и включение в клинические рекомендации, то не ошибусь, если скажу, что сумма более чем 3 млрд. рублей на лекарственное лечение онкологических пациентов Ярославской области будет адекватна. Но если просто сложить деньги и клинические рекомендации в одной комнате, то результата не будет. Гораздо сложнее и медленнее, чем выделение денег, осуществляется организация условий их рационального использования. Я говорю о сложностях закупок лекарственных препаратов, с которыми столкнулись многие учреждения в этом году, преодолении некоторой инертности врачебного сообщества, условиях лечения пациентов – это и подготовленные кадры, и помещения, и оснащение первичного звена.

– На Ваш взгляд, что нужно сейчас сделать в первую очередь, чтобы повлиять на увеличение продолжительности жизни больных в Ярославской области? Планируются ли какие-то программы в 2020-м?

Приходится говорить банальные вещи, что успехи в онкологии достижимы только при условии слаженной работы систем первичной и специализированной медицинской помощи. Онкологический больной в большинстве случаев сначала встречается с терапевтом или врачом общей практики. И от того, какой это врач, в каких условиях он работает, какие инструментальные и лабораторные диагностические возможности у него есть, зависит больше половины результата лечения. Онкологи работают с теми пациентами, которых к ним направили. А в настоящее время имеется выраженный недостаток диагностического оборудования и дефицит кадров первичного звена, что не способствует уменьшению запущенности. Определенный потенциал есть в социальной сфере, в части повышения информированности населения об основных аспектах онкологических заболеваний, эта работа должна проводиться постоянно.

Думаю, что в 2020 году нам удастся приступить к реализации программы популяционного скрининга колоректального рака в регионе, также правительство области будет продолжать поддерживать программу дополнительного лекарственного обеспечения.

– Какие законы затрудняют работу и что бы Вы изменили?

Наверное, главным препятствием и затруднением я бы назвал разнонаправленность вектора увеличивающихся требований к достижению качественных и количественных показателей и вектора усложнения условий выполнения этих требований. Нововведений за последние годы, которые бы упростили работу врача, вспомнить не могу. Например, вместе с выделением дополнительных средств на лекарственную терапию были установлены новые правила определения НМЦК, в результате по стране не состоялась четверть аукционов на закупку лекарственных препаратов. Вместе с увеличением тарифов ОМС на специализированную медицинскую помощь многократно ужесточились формальные требования страховых компаний к медицинской документации, что приводит к тому, что врач вместо того, чтобы уделить больше внимания пациенту, уделяет внимание его документации. И, несмотря на это, объемы снятий увеличились, появились новые штрафы. На мой взгляд, форма заведения истории болезни на каждый курс лекарственной терапии, когда введение большинства препаратов переносится удовлетворительно, безнадежно устарела. Врач раз за разом должен заново вносить огромное количество неменяющихся сведений о пациенте в новую историю болезни, так как иначе оплата случая лечения в системе ОМС невозможна.

Также много вопросов на сессиях, посвященных организации здравоохранения на различных конгрессах в течение года, было задано по поводу правил применения таблетированных препаратов. Отсутствие в законодательстве возможности оплаты по ОМС применения пероральных противоопухолевых средств создает массу проблем организационного и регуляторного характера пациентам и врачам.

Совсем недавно вышло постановление Правительства Российской Федерации от 30.09.2019 г. №1279, согласно которому теперь планирование закупок должно производиться не по статьям расходов, а в форме планов-графиков. Другими словами, в условиях отсутствия точной информации об объемах финансирования и ценах на лекарственные препараты я должен сообщить экономистам сколько миллиграммов того или иного препарата я планирую использовать для лечения всех пациентов (даже тех, которые еще не заболели) в последующие 3 года!

– Существуют ли проблемы с кадрами в Ярославле? Есть ли ощущение, что увеличивающееся количество онкологических больных может привести к значимому недостатку медицинского персонала? Случится ли это в ближайшие годы?

Меня лично пока такие опасения не посещают. В нашей клинике в настоящее время проблем с кадрами нет. Больница укомплектована на 100%, и думаю, что существует неплохая преемственность поколений. Уже 3-й год подряд на обучение приходит много ординаторов. В условиях большого количества пациентов молодой специалист быстрее приобретает необходимые опыт и знания. Правда, имеется дефицит кадров в первичном звене, что сейчас не может не отражаться негативным образом на уровне ранней диагностики опухолей. Думаю, что при реализации планов по организации хорошо оснащенных центров амбулаторной онкологической помощи работать на местах будет интереснее.

– Говоря о мировых достижениях и успехах в онкологии, что Вас больше всего впечатлило за последнее время?

Наверное, не смогу выделить какое-либо конкретное достижение. Впечатляет скорость развития онкологии, появление не новых отдельных молекул, а новых классов эффективных лекарственных препаратов и кардинальное изменение подходов к лечению тех или иных заболеваний.