Новости онкологии

02.07.2020

Дурвалумаб в комбинации с этопозидом и цисплатином или карбоплатином продемонстрировал высокую эффективность в терапии первой линии терапии распространенного мелкоклеточного рака легкого, в том числе у пациентов с метастатическим поражением головного мозга

На долю мелкоклеточного рака легкого (МРЛ) приходится около 15% всех случаев рака легкого [1]. МРЛ является эпителиальной нейроэндокринной опухолью высокой степени злокачественности и характеризуется крайне агрессивным течением и плохим прогнозом: на момент постановки диагноза 60-70% пациентов имеют отдаленные метастазы, а медиана общей выживаемости в этом случае при отсутствии лечения не превышает 2-4 месяцев [2,3]. Стандартом первой линии терапии МРЛ на протяжении последних нескольких десятилетий являлись платиносодержащие режимы химиотерапии в комбинации с этопозидом. Однако несмотря на первоначальную высокую чувствительность к химиотерапии (ХТ) у подавляющего большинства пациентов с распространенным МРЛ в ближайшие сроки после прекращения химиотерапии отмечается прогрессирование заболевания, а медиана продолжительности жизни при применении таких режимов составляет 9-11 месяцев [3,4].

В настоящее время подходы к терапии МРЛ начинают меняться – применение ингибиторов контрольных точек иммунного ответа в первой линии терапии позволило увеличить продолжительность жизни пациентов с распространенным МРЛ, впервые медиана общей выживаемости превысила 1 год [5].

В рамках конгресса ASCO 2020 были представлены результаты финального анализа общей выживаемости в исследовании III фазы CASPIAN, которые подтвердили эффективность дурвалумаба (моноклонального антитела PD-L1) в комбинации с этопозидом и карбоплатином или цисплатином (ЕР) в качестве первой линии терапии распространенного МРЛ. Добавление дурвалумаба к ЕР привело к значимому улучшению общей выживаемости (ОВ): медиана ОВ составила 12,9 мес. в группе дурвалумаб + ЕР по сравнению с 10,5 мес. в группе ЕР (ОР=0,75; 95% ДИ 0,62-0,91; р=0,0032). Через 24 месяца оставались живы 22,2% пациентов в группе дурвалумаб + ЕР и 14,4% – в группе ЕР [6].

Выживаемость без прогрессирования через 24 месяца составила 11% в группе дурвалумаб + ЕР по сравнению с 2,9% в группе ЕР. Частота подтвержденного объективного ответа также была на 10% выше в группе дурвалумаб + ЕР (68%) по сравнению с ЕР (58%). Ответ на лечение сохранялся на протяжении 24 месяцев у 13,5% пациентов, получавших дурвалумаб + ЕР, и только у 3,9% пациентов в группе ЕР [6].

Также на конгрессе ASCO были представлены результаты подгруппового анализа, в котором оценивалась эффективность комбинации дурвалумаб + ЕР у пациентов с метастатическим поражением головного мозга. На момент включения в исследование наличие метастазов в головном мозге было подтверждено у 28 из 268 (10,4%) пациентов в группе дурвалумаб + ЕР и у 27 из 269 (10,0%) пациентов в группе ЕР. Преимущество комбинации дурвалумаб + ЕР по сравнению с ЕР в отношении общей выживаемости было продемонстрировано как для пациентов с метастазами в головном мозге, так и для пациентов без метастатического поражения головного мозга на момент включения в исследование (ОР=0,73 [95% ДИ 0,42-1,29] и ОР=0,78 [95% ДИ 0,64-0,95]). Аналогичные результаты были получены и в отношении ВБП независимо от наличия метастазов в головной мозг (ОР=0,73 [95% ДИ 0,42-1,29] и ОР=0,78 [95% ДИ 0,64-0,95]). Частота развития метастазов в головном мозге при первом прогрессировании у пациентов без исходного поражения головного мозга была сопоставимой среди получавших дурвалумаб + ЕР и только ЕР (8,3% и 9,5% соответственно), несмотря на то, что в группе ЕР почти 8% пациентов получили профилактическое облучение головного мозга [7].

По результатам анализа данных второй экспериментальной группы исследования CASPIAN при добавлении тремелимумаба (моноклонального антитела к CTLA-4) к дурвалумабу и ЕР отмечалась тенденция к улучшению ОВ по сравнению с группой ЕР, однако эти различия не были статистически значимыми (ОР=0,82; 95% ДИ 0,68-1,00; p=0,0451 [для подтверждения статистической значимости требовалось значение p≤0,0418]) [6].

Безопасность и переносимость комбинации дурвалумаб + ЕР соответствовала известным профилям безопасности препаратов. Нежелательные явления 3-й или 4-й степени тяжести наблюдались у 62,3% пациентов в группе дурвалумаб + ЕР и у 62,8% – в группе только ЕР [6].

Применение дурвалумаба в сочетании с EP положительно сказалось на качестве жизни пациентов и на увеличении времени до появления основных симптомов болезни [6].

Результаты анализов исследования CASPIAN, представленные на конгрессе ASCO 2020, продемонстрировали устойчивое улучшение общей выживаемости при добавлении дурвалумаба к стандартному режиму ЕР, в том числе и для пациентов с метастатическим поражением головного мозга, и снова подтвердили, что комбинированные режимы иммунохимиотерапии с применением ингибиторов PD-L1 должны стать новым стандартом терапии распространенного МРЛ. Использование данного подхода в широкой клинической практике улучшит результаты лечения пациентов с распространенным МРЛ без значительного увеличения токсичности.

Список литературы:

  1. World Health Organization. International Agency for Research on Cancer. gco.iarc.fr/today/data/factsheets/cancers/15-Lung-fact-sheet.pdf.
  2. Travis WD, et al. WHO Classification of Tumours of the Lung, Pleura, Thymus and Heart. Lyon: International Agency for Research on Cancer, 2015.
  3. Bernhardt EB, Jalal SI. Small Cell Lung Cancer. Cancer Treat Res. 2016; 170: 301‐322.
  4. Farago AF, Keane FK. Current standards for clinical management of small cell lung cancer. Transl Lung Cancer Res. 2018; 7(1): 69-79.
  5. NCCN Clinical Practice Guidelines in Oncology. Small Cell Lung Cancer Version 3.2020, 02/05/2020. URL: www.nccn.org/professionals/physician_gls/pdf/sclc.pdf.
  6. Paz-Ares L, et al. Durvalumab ± tremelimumab + platinum-etoposide in first-line extensive-stage SCLC (ES-SCLC): Updated results from the phase III CASPIAN study. J Clin Oncol. 2020; 38: 15_suppl, 9002-9002.
  7. Chen Y, et al. First-line durvalumab plus platinum-etoposide in ES-SCLC (CASPIAN): Impact of brain metastases on treatment patterns and outcomes. J Clin Oncol. 2020; 38: 15_suppl, 9068-9068.

Статья предоставлена компанией «АстраЗенека». Публикуется в редакции авторов.