Новости онкологии

14.10.2019

Конгресс ESMO 2019: Атезолизумаб увеличил общую выживаемость в первой линии терапии пациентов с метастатическим НМРЛ с экспрессией PD-L1

Промежуточный анализ исследования 3 фазы IMpower110 показал, что монотерапия атезолизумабом увеличивает общую выживаемость у ранее не получавших лечение пациентов с метастатическим немелкоклеточным раком легкого (НМРЛ) и высоким уровнем экспрессии PD-L1.

В группе пациентов с высокой экспрессией PD-L1 (опухолевые клетки (ОК) – 3 или иммунные клетки (ИК) – 3), получавших монотерапию атезолизумабом, отношение рисков (ОР) общей выживаемости (ОВ) по сравнению с химиотерапией составило 0,59 (95% ДИ 0,40-0,89; p=0,0106), медианы ОВ равнялись 20,2 месяца и 13,1 месяца соответственно.

«Атезолизумаб представляет собой многообещающую опцию первой линии терапии пациентов с НМРЛ с высокой экспрессией PD-L1, – говорит Дэвид Шпигель (David Spigel), главный директор по науке научно-исследовательского института Сары Кэннон (Sarah Cannon Research Institute), Нэшвилл, штат Теннесси. – В популяции пациентов, экспрессирующих PD-L1, без драйверных мутаций, атезолизумаб показал значительное увеличение выживаемости без прогрессирования (ВБП), частоты объективного ответа (ЧОО) и длительности ответа (ДО) по сравнению с химиотерапией».

IMpower110 было открытым, рандомизированным (1:1) исследованием, включающим группу терапии атезолизумабом и группу химиотерапии у пациентов с НМРЛ IV стадии, которые ранее не получали лечение. В исследовании последовательно анализировалась ОВ в группе атезолизумаба по сравнению с химиотерапией сначала у пациентов с высокой экспрессией PD-L1 (ОК3 или ИК3; n=205), затем со средней и высокой экспрессией PD-L1 (ОК2/3 или ИК2/3; n=328), затем у пациентов с любой положительной экспрессией PD-L1 (ОК1/2/3 или ИК1/2/3; n=554). Атезолизумаб вводили в дозе 1200 мг каждые 3 недели. Лечение продолжалось до прогрессирования заболевания или утраты клинической пользы.

Критериями включения были: гистологически подтвержденный НМРЛ IV стадии, отсутствие предшествующей системной терапии, общее состояние по шкале ECOG 0 или 1, измеримое заболевание по шкале RECIST1.1, наличие экспрессии PD-L1 по данным иммуногистохимии на ОК или ИК, пациенты с драйверными мутациями EGFR и ALK исключались из исследования. Пациенты были стратифицированы по полу, общему состоянию по шкале ECOG, экспрессии PD-L1 по ИГХ и гистологическому подтипу (плоскоклеточный или неплоскоклеточный НМРЛ).

Первичной конечной точкой исследования была оценка влияния монотерапии атезолизумабом на ОВ в популяции пациентов без драйверных мутаций по сравнению с химиотерапией, к ключевым вторичным конечным точкам относились: ВБП по оценке исследователя, ЧОО и ДО (по шкале RECIST 1.1). Медиана длительности наблюдения в рамках первичного анализа составила 15,7 месяца в группе пациентов с высокой экспрессией.

Результаты показали, что в группе пациентов с высокой экспрессией PD-L1 (ОК3 или ИК3) атезолизумаб по сравнению с химиотерапией:

  • увеличил 6- и 12-месячную ОВ с 70,1% до 76,3% и с 50,6% до 64,9% соответственно;
  • увеличил медиану ВБП с 5 месяцев до 8,1 месяца (ОР 0,63; 95 ДИ 0,45-0,88; p=0,0070);
  • увеличил ЧОО с 28,6% до 38,3%;
  • не достиг медианы длительности ответа по сравнению с 6,7 месяца соответственно.

Также на ESMO 2019 D. Spigel представил результаты в группе пациентов со средней и высокой экспрессией PD-L1 (ОК2/3 или ИК2/3), где монотерапия атезолизумабом достигла медианы ОВ 18,2 месяца по сравнению с химиотерапией – 14,9 месяца (ОР 0,72; 95 ДИ 0,52-0,99; p=0,0416) и в группе пациентов с любой положительной экспрессией PD-L1 (ОК1/2/3 или ИК1/2/3), в которой монотерапия атезолизумабом достигла медианы ОВ 17,5 месяца по сравнению с химиотерапией – 14,1 месяца (ОР 0,83; 95 ДИ 0,65-1,07; p=0,1481).

Не было получено новых или неожиданных сигналов безопасности атезолизумаба, который, несмотря на более длительное по сравнению с химиотерапией применение (медиана длительности терапии атезолизумабом составила 5,3 месяца, пеметрекседом – 3,5 месяца, гемцитабином – 2,6 месяца, карбоплатином – 2,3 месяца и цисплатином – 2,1 месяца), продемонстрировал более благоприятный профиль переносимости: частота связанных с терапией нежелательных явлений 3-4 степени тяжести составила 12,9% по сравнению с 44,1% в группе химиотерапии.

Источник: David R Spigel, Filippo De Marinis, Giuseppe Giaccone, et al. IMpower110: Interim OS Analysis of a Phase III Study of Atezolizumab (atezo) vs Platinum-Based Chemotherapy (chemo) as 1L Treatment (tx) in PD-L1–selected NSCLC. Presented at: 2019 ESMO Congress; September 27 to October 1, 2019; Barcelona, Spain. Abstract LBA78.