Новости онкологии

08.07.2019

Возможно ли в Российской Федерации признать данные клинических исследований лекарственных средств, проведенных на территории других государств?

Пиличева Анна Владимировна Пиличева Анна Владимировна
Кандидат юридических наук,
LL.M. in Intellectual Property (University of Turin),
магистр юриспруденции (РШЧП),
член совета Фонда Некоммерческой организации
«Фонд поддержки научных исследований в онкологии (РакФонд)


Лекарственные средства1 напрямую связаны со здоровьем человека и поэтому обладают чрезвычайной важностью как для пациентов, принимающих лекарства, так и для государства в целом. Любое лекарственное средство, прежде чем оно поступит в обращение, должно пройти доклинические и клинические исследования. Проведение данных исследований необходимо для подтверждения безопасности и эффективности лекарственного средства. При этом клинические исследования – это длительный и дорогостоящий процесс2: разработка и исследование одного активного химического ингредиента, составляющего основу лекарственного средства, может достигать 600-700 миллионов долларов3 и занимать от 10 до 15 лет4.

1. Как проведение клинических исследований регулируется в Российской Федерации?

В Российской Федерации правовое регулирование проведения клинических исследований содержится в Федеральном законе № 61-ФЗ «Об обращении лекарственных средств» (далее – ФЗ о лекарственных средствах). Лекарственное средство, успешно прошедшее все стадии исследований, получает регистрационное удостоверение Министерства здравоохранения Российской Федерации (далее также – Минздрав). Данное регистрационное удостоверение является, во-первых, подтверждением безопасности и эффективности лекарственного средства и, во-вторых, является формальным допуском препарата на рынок.

В соответствии с ФЗ о лекарственных средствах, по общему правилу, клинические исследования лекарственного средства должны быть проведены на территории Российской Федерации. Данное правило является понятным и логичным: государство в лице Минздрава должно убедиться в безопасности и эффективности лекарственного средства, предназначенного для применения на территории Российской Федерации.

Очевидно, что лекарственные средства вводятся в оборот и на территории других государств, законодательство которых также содержит требования о проведении клинических исследований. Следовательно, с учетом длительности и высокой стоимости проведения клинических исследований целесообразно признавать данные клинических исследований, проведенных на территории других государств в соответствии со стандартами надлежащей производственной практики (далее – GMP, от англ. «good manufacturing practice»).

2. Инициативы по признанию в Российской Федерации данных клинических исследований лекарственных препаратов, проведенных на территории других государств

24 мая 2011 года на заседании Комиссии по модернизации и технологическому развитию экономики России президент Российской Федерации Дмитрий Медведев утвердил перечень поручений. В частности, правительству Российской Федерации было поручено подготовить предложения по внесению изменений в законодательство об обращении лекарственных средств5.

Основная идея одного из поручений заключалась в том, чтобы внести изменения в законодательство Российской Федерации, позволяющие тем лекарственным средствам, которые уже прошли клинические исследования в странах Европейского союза и США (включая лекарственные средства, предназначенные для применения в педиатрической практике), попасть на российский рынок без обязательного проведения повторных исследований в России. Ответственным за исполнение данного поручения был назначен председатель Правительства Российской Федерации Владимир Путин. Срок для исполнения поручения был установлен до 1 сентября 2011 года6.

В результате в 2014 году в ФЗ о лекарственных средствах было внесено изменение, в соответствии с которым на территории Российской Федерации стали признаваться результаты клинических исследований, проведенных за пределами Российской Федерации в соответствии с правилами надлежащей лабораторной практики и правилами надлежащей клинической практики, но только в отношении орфанных препаратов. При этом в отношении иных лекарственных средств, не подпадающих под категорию орфанных, никаких законодательных изменений не произошло.

Орфанные препараты предназначены для лечения редких заболеваний. Учитывая небольшое количество больных, ничтожно малую долю фармацевтического рынка, которую занимают орфанные препараты по сравнению с обычными препаратами, их разработка и производство в целом являются невыгодными для фармацевтических компаний. Именно поэтому во многих правопорядках государство дополнительно поддерживает и стимулирует разработку орфанных препаратов7.

Таким образом, в 2014 году в ФЗ о лекарственных средствах были внесены незначительные изменения, не влияющие существенным образом на признание в Российской Федерации данных клинических исследований, проведенных на территории других государств.

В 2016 году руководитель Федеральной антимонопольной службы России (ФАС) Игорь Артемьев вернулся к данному вопросу и выступил с инициативой о признании в Российской Федерации результатов клинических исследований лекарств, проведенных в США и странах Евросоюза8. Данная инициатива вызвала широкую поддержку в профессиональных кругах, благодаря чему был инициирован очередной раунд дискуссий по данному вопросу.

3. Как в настоящее время в Российской Федерации урегулирована возможность признания данных клинических исследований, проведенных на территории иностранных государств?

В настоящее время в Российской Федерации правовое регулирование признания данных клинических исследований, проведенных на территории иностранных государств, содержится в ФЗ о лекарственных средствах. В частности, в соответствии с п.5 ст.3 ФЗ о лекарственных средствах «в соответствии с международными договорами Российской Федерации и (или) на основе принципа взаимности признаются результаты клинических исследований лекарственных препаратов для медицинского применения, проведенных за пределами территории Российской Федерации».

Интересно отметить, что Минздрав России в своем официальном ответе9 на вышеупомянутую инициативу ФАС также сослался на норму п.5 ст.3 ФЗ о лекарственных средствах, отметив при этом, что «действующая в настоящее время норма Федерального закона «Об обращении лекарственных средств» уже предполагает возможность признания результатов клинических исследований лекарственных средств, проведенных в иностранном государстве, на условиях взаимности». При этом в настоящее время Российской Федерацией не заключено ни одного международного договора, в соответствии с которым в Российской Федерации могли бы признаваться данные клинических исследований лекарственных препаратов, проведенных на территории других государств.

На наш взгляд, в данном случае трудно согласиться с позицией Минздрава. Более того, с юридической точки зрения вышеуказанная норма ФЗ о лекарственных средствах нуждается в существенной переработке по следующим причинам.

Во-первых, действующая редакция п.5 ст.3 не содержит основания заключения соответствующего международного договора с другим государством. Фактически, в п.5 ст.3 ФЗ о лекарственных средствах речь идет о любом международном договоре Российской Федерации с любым государством, заключенным по любому основанию, в том числе по основанию, не имеющему отношения к проверке безопасности и эффективности лекарственного средства. Именно поэтому, исходя из буквального толкования действующей редакции п.5 ст.3 ФЗ о лекарственных средствах, можно представить ситуацию, при которой международный договор о признании данных клинических исследований будет заключен с государством, с которым Российская Федерация успешно поддерживает международные отношения, но которое не доказало соответствие клинических исследований лекарственных препаратов стандартам GMP.

Другим примером буквального толкования п.5 ст.3 может послужить ситуация, при которой Российская Федерации заключает международный договор о признании данных клинических исследований с государством, которое способно обеспечить поставку на территорию Российской Федерации лекарственных препаратов по ценам, которые значительно ниже тех цен, которые предлагают ведущие фармацевтические компании, поставляющие препараты, успешно прошедшие клинические испытания. Подобная ситуация уже имела место с иммуноглобулином для пациентов с первичным иммунодефицитом, когда Комитет по здравоохранению Санкт-Петербурга закупил у китайского производителя иммуноглобулин, не прошедший клинические исследования на территории Российской Федерации10. В этом случае лекарственный препарат предназначался для пациентов, получающих иммуноглобулин бесплатно по рецепту.

Таким образом, на наш взгляд, единственным основанием заключения международного договора о признании данных клинических исследований препаратов, проведенных на территории другого государства, может являться исключительно проведение клинических исследований на территории иностранного государства в соответствии со стандартами GMP и одобренных протоколом проведения клинических исследований.

Во-вторых, другое основание признания данных клинических исследований на территории Российской Федерации, а именно «принцип взаимности», по своей сути является субъективным критерием и так же, как международный договор, заключенный без привязки к стандартам GMP, фактически не имеет ничего общего с безопасностью и эффективностью лекарственных средств.

Более того, применение вышеуказанных критериев создает широкое поле для интерпретации, так как, исходя из буквального толкования п.5 ст.3 ФЗ о лекарственных средствах, неясно, что подразумевается под взаимностью при признании результатов клинических исследований лекарственных препаратов, а также кто и по каким критериям определяет наличие или отсутствие взаимности. На наш взгляд, точно как и в случае с международными договорами Российской Федерации о признании зарубежных данных клинических исследований, единственным основанием для применения принципа взаимности может быть только и исключительно проведение клинических исследований в соответствии с принципами GMP.

В-третьих, сам по себе принцип взаимности является категорией международного права, а проведение клинических исследований находится преимущественно в области частного права. Клинические исследования – область деятельности фармацевтических компаний, являющихся субъектами частного права, а не договаривающихся государств. Конечно, при проведении клинических исследований лекарственных препаратов есть и должен быть существенный государственный интерес и, как следствие, соответствующее правовое регулирование. Но цель реализации данного государственного интереса в данном случае может быть только одна – обеспечение эффективности и безопасности лекарственных препаратов, поступающих в обращение на территории Российской Федерации. Именно поэтому единственным основанием признания данных клинических исследований, проведенных на территории других государств, может быть проведение данных исследований на территории другого государства в соответствии со стандартами надлежащей клинической практики, но никак не принцип взаимности или международный договор как таковые.

Таким образом, государство, признавая данные клинических исследований, проведенных на территории других государств в соответствии со стандартами GMP, выражает свое доверие и соглашается с профессионализмом и неукоснительным следованием вышеуказанным стандартам лиц, уполномоченных на проведение и проверку результатов клинических исследований на территории других государств. И именно по такому пути идет развитие законодательства и правоприменительной практики зарубежных государств.

4. Признание данных клинических исследований лекарственных препаратов в законодательстве зарубежных государств

В странах Европейского союза правовое регулирование клинических исследований лекарственных препаратов, проведенных на территории других государств, содержится в Регламенте № 726/2004 Европейского парламента и Совета от 31 марта 2004 года, устанавливающего процедуры Сообщества по регистрации и надзору лекарственных препаратов для медицинского и ветеринарного применения и учреждающего Европейское агентство по лекарственным средствам11 (далее – Регламент). В соответствии с разделом 16 Регламента, в том случае, если клинические исследования лекарственного препарата проводились за пределами Европейского союза и заявитель подает заявление на регистрацию лекарственного средства в Европейском союзе, то обязательной проверке подлежит обстоятельство, что исследования были проведены в соответствии с принципами надлежащей клинической практики и этическими требованиями, установленными в Директиве 2001/20/EC Европейского парламента и Совета от 4 апреля 2001 года12.

Кроме того, Европейским союзом заключены соглашения о взаимном признании данных клинических исследований лекарственных средств, проведенных в Австралии13, Канаде14, Израиле15, Японии16, Новой Зеландии17, Швейцарии18 и США19. При этом каждое из заключенных соглашений имеет самостоятельный предмет регулирования и требования, предъявляемые к признанию данных клинических исследований, однако общим является тот факт, что все исследования должны быть проведены в соответствии со стандартами надлежащей клинической практики.

В Швейцарии, которая не является членом Европейского союза, но имеет права и обязанности члена Европейского экономического пространства (англ. European Economic Area – EEA), проведение клинических исследований лекарственных средств регулируется Указом о клинических испытаниях в исследованиях на людях от 20 сентября 2013 года (далее – Указ) (Ordinance on Clinical Trials in Human Research of 20 September 2013; перевод А.П.).

В соответствии со ст.64 Указа клинические исследования лекарственных препаратов должны быть в обязательном порядке зарегистрированы либо на Международной платформе для регистрации клинических испытаний20 Всемирной организации здравоохранения, либо в регистре Национальной библиотеки медицины США21, которая в настоящее время содержит более 305 тысяч зарегистрированных клинических исследований.

При этом в Швейцарии в соответствии с вышеупомянутым соглашением с Европейским союзом признаются результаты клинических исследований лекарственных средств, проведенных на территории стран Европейского союза. Обе стороны при этом ведут базу клинических исследований EudraGMDP22, проведенных в соответствии со стандартами надлежащей производственной практики. Лекарственные средства, прошедшие клинические исследования за пределами Европейского союза и Швейцарии, повторно проверяет регулирующий орган любой из сторон.

США демонстрируют взвешенный и продуманный подход к признанию данных клинических исследований, проведенных на территории других государств. Так, в США действует ряд соглашений о взаимном признании данных клинических исследований между США и некоторыми государствами Европейского союза. При этом в США признаются данные клинических исследований, проведенных в следующих странах: Польша и Словения (начиная с февраля 2019), Бельгия, Дания, Эстония, Финляндия и Латвия (с ноября 2018 года), Португалия (с сентября 2018 года), Ирландия и Латвия (с июня 2018 года), Чехия, Греция, Венгрия, Румыния (с марта 2018 года), Австрия, Хорватия, Франция, Италия, Мальта, Испания, Швеция, Великобритания (с ноября 2017 года). Во всех указанных государствах при проведении клинических исследований применяются стандарты надлежащей клинической практики.

Интересно отметить, что в дополнение к вышеуказанным соглашениям США с другими государствами о признании данных клинических исследований в разделе 21 параграфа 312.120 Кодекса федеральных правил США23 содержится детальное правовое регулирование в отношении возможностей и порядка признания данных клинических исследований, проведенных за пределами США.

В частности, в указанном разделе установлено правило, в соответствии с которым в качестве документов, прилагаемых к заявлению о получении разрешения на сбыт лекарственного средства (англ. «marketing approval»), допускается предоставление данных «хорошо разработанных и хорошо проведенных зарубежных клинических исследований» (англ. «awell-designed and well-conducted foreign clinical study»; перевод А.П.) в том случае, если данные исследования проводились в соответствии с принципами надлежащей клинической практики. При этом в тексте закона также дается определение того, что понимается под принципами надлежащей клинической практики. Одновременно с этим Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (англ. Food and Drug Administration – FDA) оставляет за собой право в любое время проверять данные зарубежных клинических исследований путем проведения инспекций в месте их проведения. При этом отдельный параграф 314.106 «Данные зарубежных клинических исследований»24 посвящен рассмотрению заявления о получении разрешения на сбыт лекарственного средства, к которому прилагаются только данные о клинических исследованиях на территории иностранного государства без предоставления данных об исследовании лекарственного средства на территории США25.

В Японии признаются результаты клинических исследований, проведенных в других странах, в том случае, если они были проведены в соответствии с правилами надлежащей клинической практики (GCP, от англ. good clinical practice), а также соответствуют требованиям Международной конференции по гармонизации технических требований для регистрации лекарственных средств для человека (ICH)26. В частности, в Японии признаются результаты клинических испытаний, проведенных в США, Великобритании, Германии, Франции и Швейцарии27.

При этом в законодательстве Японии существует следующее требование: при проведении клинических испытаний в разных регионах и группах населения должны быть учтены этнические различия при сборе и представлении данных исследований для лекарств, предназначенных для продажи в Японии28. В ходе проведения клинических исследований в обязательном порядке должны быть оценены эффективность и безопасность исследуемого препарата именно для японских пациентов29. Кроме того, рекомендуется проведение ранних исследований фармакологии и разовых доз с участием здоровых добровольцев и пациентов из Японии. Другое обязательное условие признания в Японии проведенных за рубежом исследований – возможность проведения японскими регулирующими органами инспекций в местах проведения клинических исследований, включая проверку не только условий проведения исследований, но и соответствующих протоколов и иной документации.

5. Рекомендации по внесению изменений в действующее законодательство Российской Федерации

На наш взгляд, существующая инициатива по признанию в Российской Федерации данных клинических исследований лекарственных средств, проведенных на территории зарубежных государств и соответствующих правилам надлежащей клинической практики, заслуживает поддержки. Принятие данной меры упростит выход на российский рынок качественных лекарственных средств, позволит фармацевтическим компаниям снизить затраты на проведение повторных клинических исследований и, как следствие, будет стимулировать здоровую конкуренцию и способствовать снижению цен на оригинальные лекарственные средства.

К сожалению, существующая редакция п.5 ст.3 ФЗ о лекарственных средствах не способствует достижению вышеуказанных целей. Именно поэтому Европейская комиссия еще в 2012 году обратила внимание на неудачные формулировки п.5 ст.3 ФЗ о лекарственных средствах, препятствующих признанию в Российской Федерации данных клинических исследований лекарственных средств, проведенных на территории иностранных государств30.

Одним из вариантов разрешения указанной проблемы, на наш взгляд, может являться внесение изменений в п.5 ст.3 ФЗ об обращении лекарственных средств. При этом в качестве критерия признания результатов клинических исследований, проведенных в других государствах, может быть избран критерий соответствия условий проведения исследований принципам надлежащей производственной практики, которые являются гарантией безопасности и эффективности лекарственных средств. В связи с этим можно предложить изложить п.5 ст.3 ФЗ о лекарственных средствах в следующей редакции:

«В Российской Федерации признаются результаты клинических исследований лекарственных препаратов для медицинского применения, проведенных за пределами территории Российской Федерации, в случае, если указанные исследования были проведены в соответствии со стандартами надлежащей производственной практики.

Уполномоченный федеральный орган исполнительной власти может в любое время проверить предоставленные данные клинических исследований лекарственных препаратов для медицинского применения, проведенных за пределами территории Российской Федерации, путем проведения инспекции в месте проведения клинических исследований, если посчитает это необходимым».

По нашему мнению, юридически точное и продуманное разрешение данного вопроса в законодательстве Российской Федерации будет способствовать не только более быстрому поступлению на российский рынок качественных зарубежных препаратов по сниженным ценам, но и стимулировать развитие отечественной фармацевтической промышленности, а также повысит привлекательность отечественного рынка для зарубежных высокотехнологичных компаний. В этом отношении соответствующий зарубежный опыт может стать основой для разработки качественного правового регулирования, учитывающего существующие в Российской Федерации особенности.

Список литературы:

  1. Chi-Jen Lee, Lucia H. Lee, Christopher L. Wu, Benjamin R. Lee, Mei-Ling Chen. Clinical Trials of Drugs and Biopharmaceuticals. CRC Press, 2005.
  2. Francis D, Roberts I, Elbourne DR, et al. Marketing and clinical trials: a case study. Trials. 2007; 8: 37. Published 2007 Nov 20. doi: 10.1186/1745-6215-8-37.
  3. Global Competitiveness of U.S. Advanced-technology Manufacturing Industries: Pharmaceuticals: Report to the Committee on Finance, United States Senate, on Investigation No. 332-302 Under Section 332(g) of the Tariff Act of 1930. U.S. International Trade Commission, 1991.
  4. Lori A. Nesbitt. Clinical Research: What it is and how it Works. Jones & Bartlett Learning, 2004.
  5. Marc Hertzman M.D. The Handbook of Psychopharmacology Trials: An Overview of Scientific, Political, and Ethical Concerns. NYU Press, 1997.
  6. John E. Steiner. Clinical Research Law and Compliance Handbook. Jones & Bartlett Learning, 2006.
  7. U Sahoo. Clinical Research in Asia: Opportunities and Challenges. Elsevier, 2012.
  8. William Kevin Kelly, DO, Susan Halabi, PhD. Oncology Clinical Trials: Successful Design, Conduct, and Analysis. Springer Publishing Company, 2018.

  1. Здесь и далее по тексту термины «лекарственное средство» и «лекарственный препарат» употребляются в качестве синонимов.
  2. Francis D, Roberts I, Elbourne DR, et al. Marketing and clinical trials: a case study. Trials. 2007; 8: 37. Published 2007 Nov 20. doi:10.1186/1745-6215-8-37. P.1.
  3. Chi-Jen Lee, Lucia H. Lee, Christopher L. Wu, Benjamin R. Lee, Mei-Ling Chen. Clinical Trials of Drugs and Biopharmaceuticals. CRC Press, 2005. P.89.
  4. Lori A. Nesbitt. Clinical Research: What it is and how it Works. Jones&BartlettLearning, 2004. P.8.
  5. Перечень поручений по итогам заседания Комиссии при Президенте по модернизации и технологическому развитию экономики России, состоявшегося 24 мая в Москве.
  6. К сожалению, на момент подготовки статьи нам не удалось найти в открытых источниках информацию об исполнении данного поручения.
  7. Jess G. Thoene. Small Molecule Therapy for Genetic Disease. CambridgeUniversityPress, 2010, p.4.
  8. Виктор Коротаев. Таблетки на доверии // Коммерсант №5 от 18.01.2016, стр.2.
  9. Информация Минздрава России в связи с предложением об исключении необходимости клинических исследований для лекарственных препаратов зарегистрированных в США и ЕС.
  10. Необходимо отметить, что в данном случае регистрационное удостоверение лекарственному препарату было выдано на основании ранее действовавшей нормы пп. «а» п.1 ч.2 ст.14 ФЗ о лекарственных средствах, в соответствии с которой допускалась регистрация лекарственного препарата без проведения клинических исследований, если препараты в сходной лекарственной форме и дозировке было разрешены к применению на территории Российской Федерации более 20 лет. См. также: Генельт А., Скрипкина М., Селиванов Д. Люди без иммунитета: как они лечатся и пытаются жить обычной жизнью в России.
  11. Regulation (EC) No 726/2004 of the European Parliament and of the Council of 31 March 2004 laying down Community procedures for the authorisation and supervision of medicinal products for human and veterinary use and establishing a European Medicines Agency (Text with EEA relevance) // OJ L 136, 30.4.2004, p.1–33.
  12. DIRECTIVE 2001/20/EC OF THE EUROPEAN PARLIAMENT AND OF THE COUNCIL of 4 April 2001 on the approximation of the laws, regulations and administrative provisions of the Member States relating to the implementation of good clinical practice in the conduct of clinical trials on medicinal products for human use // OJ L 121, 1.5.2001, p.34.
  13. Agreement between the European Union and Australia amending the Agreement on mutual recognition in relation to conformity assessment, certificates and markings between the European Community and Australia // OJ L 359/20, 29.12.2012.
  14. SECTORAL ANNEX ON GOOD MANUFACTURING PRACTICES (GMP).
  15. PROTOCOL to the Euro-Mediterranean Agreement establishing an association between the European Communities and their Member States, of the one part, and the State of Israel, of the other part, on Conformity Assessment and Acceptance of Industrial Products (CAA) // OJ L 1/2, 4.1.2013.
  16. Agreement on mutual recognition between the European Community and Japan – Annexes – Final Act – Joint Declarations – Exchange of letters // OJ L 284, 29.10.2001, p.3–32.
  17. Agreement on mutual recognition in relation to conformity assessment between the European Community and New Zealand – Final Act – Joint Declarations // OJ L 229, 17.8.1998, p.62–110.
  18. Agreement between the European Community and the Swiss Confederation on mutual recognition in relation to conformity assessment – Final Act – Joint Declarations – Information relating to the entry into force of the seven Agreements with the Swiss Confederation in the sectors free movement of persons, air and land transport, public procurement, scientific and technological cooperation, mutual recognition in relation to conformity assessment, and trade in agricultural products // OJ L 114, 30.4.2002, p.369–429.
  19. ANNEX to the Commission Decision on determining the Union position for a Decision of the Joint Committee set up under Article 14 of the Agreement on Mutual Recognition between the European Community and the United States of America, in order to amend the Sectoral Annex on Pharmaceutical Good Manufacturing Practices (GMPs).
  20. Международная платформа для регистрации клинических испытаний. Официальный сайт Всемирной организации здравоохранения.
  21. clinicaltrials.gov.
  22. EudraGMDP.
  23. Acceptance of Foreign Clinical Studies. Guidance for Industry. March 2001.
  24. Title 21 – Food and Drugs. Chapter I – FOOD AND DRUG ADMINISTRATION, DEPARTMENT OF HEALTH AND HUMAN SERVICES (CONTINUED). Subchapter D – DRUGS FOR HUMAN USE. Part 314 – APPLICATIONS FOR FDA APPROVAL TO MARKET A NEW DRUG. Subpart D – FDA Action on Applications and Abbreviated Applications. Section 314.106 – Foreign data.
  25. Marc Hertzman M.D. The Handbook of Psychopharmacology Trials: An Overview of Scientific, Political, and Ethical Concerns. NYU Press, 1997. P.86.
  26. www.ich.org.
  27. Global Competitiveness of U.S. Advanced-technology Manufacturing Industries: Pharmaceuticals: Report to the Committee on Finance, United States Senate, on Investigation No. 332-302 Under Section 332(g) of the Tariff Act of 1930. U.S. International Trade Commission, 1991. P.3-8.
  28. U Sahoo. Clinical Research in Asia: Opportunities and Challenges. Elsevier, 2012. P.45.
  29. William Kevin Kelly, DO, Susan Halabi, PhD. Oncology Clinical Trials: Successful Design, Conduct, and Analysis. Springer Publishing Company, 2018. P.509.
  30. Cooperation in the field of clinical trials. Analytical Report. September 2012. Framework Contract Commission 2011 EUROPEAID/129783/C/ SER/multi. Lot 1: Studies and technical assistance in all sectors.