Новости онкологии

16.10.2018

Конгресс WCLC 2018: Атезолизумаб + химиотерапия в первой линии терапии метастатического мелкоклеточного рака легкого. Исследование IMpower133

Добавление атезолизумаба к карбоплатину и пеметрекседу в первой линии терапии метастатического мелкоклеточного рака легкого (МРЛ) снижает риск смерти на 30%. Таковы данные исследования 3 фазы IMpower133, результаты которого были представлены в Торонто на 19th World Conference on Lung Cancer и одновременно опубликованы в The New England Journal of Medicine.

Исследование IMpower133 – рандомизированное двойное слепое исследование 3 фазы. В нем приняли участие больные метастатическим МРЛ, которые ранее не получали лечение. В исследование включали пациентов, у которых был статус ECOG 0-1 и определялись измеряемые очаги по RECIST v1.1. Пациенты были рандомизированы в соотношении 1:1. Первая группа получила 4 курса терапии по схеме карбоплатин AUC5 + этопозид 100 мг/м2 каждые 3 недели + атезолизумаб 1200 мг (индукция), а после поддерживающую терапию атезолизумабом до прогрессирования или непереносимой токсичности. Вторая группа получала тоже стандартное лечение, где атезолизумаб был заменен на плацебо. Первичными конечными точками в исследовании были медиана выживаемости без прогрессирования (ВБП) и общей выживаемости (ОВ).

Медиана наблюдения составила 13,9 месяца. По прошествии года 51,7% пациентов в экспериментальной группе были живы, в контрольной группе таких было 38,2%. Медиана ОВ составила 12,3 месяца в экспериментальной группе, 10,3 месяца – в контрольной (отношение рисков 0,70; P=0,007). Медиана ВБП составила 5,2 и 4,3 месяца соответственно (ОР 0,77; P=0,02). Почти все подгруппы пациентов, которые получали атезолизумаб, имели преимущество, исключая пациентов с метастазами в головной мозг. С другой стороны, частота объективных ответов и медиана длительности ответа в группах значительно не различалась.

Профиль нежелательных явлений был в основном гематологическим. Как ожидалось, в группе атезолизумаба чаще встречали иммунные нежелательные явления, например, сыпь. Лекарственный пневмонит одинаково часто встречался в обеих группах – 2% в группе атезолизумаба и 2,5% в группе контроля.

На пресс-брифинге авторам исследования задали резонный вопрос: можно ли считать преимущество ОВ в 2 месяца клинически значимым? «МРЛ – высоколетальный тип рака, 5-летняя выживаемость при котором составляет всего 1-3%», – напомнил один из авторов исследования Stephen Liu из Lombardi Comprehensive Cancer Center (Вашингтон, США). «Если смотреть на результаты с точки зрения снижения риска, то атезолизумаб на 30% снижает риск смерти, и это клинически значимо. Несмотря на то, что за последние годы было исследовано более 60 различных препаратов, ни один из них не смог показать хоть какого-либо преимущества», – продолжает он.

Дискутант Natasha Leighl из Cancer Clinical Research Unit, Princess Margaret Cancer Center (Торонто, Канада) соглашается: МРЛ – очень трудно поддающийся лечению вид рака, выживаемость при котором в настоящий момент очень ограничена. «Весь прогресс в этой области ограничивается профилактикой курения, нежели какими-то новыми лечебными опциями», – заключает эксперт.

С учетом этого, Leighl абсолютно согласна с авторами исследования: атезолизумаб должен войти в стандарты лечения метастатического МРЛ, поскольку более хороших результатов не появлялось уже четыре десятилетия.

Источники:

  1. Leora Horn, et al. First-Line Atezolizumab plus Chemotherapy in Extensive-Stage Small-Cell Lung Cancer. New England Journal of Medicine. Published online September 25, 2018.
  2. Pam Harrison. After Decades, New Standard of Care in Small Cell Lung Cancer. Medscape Medical News. Published: September 28, 2018.