Новости онкологии

27.08.2018

Трастузумаб + паклитаксел у больных НМРЛ с мутацией EGFR и экспрессией HER2 после неудачи EGFR-ТКИ

Комбинация трастузумаб + паклитаксел позволяет добиться частоты объективных ответов (ЧОО) в 46% у больных НМРЛ с мутацией EGFR и экспрессией HER2, которые прогрессировали после терапии на основе ингибиторов EGFR и тирозинкиназ (EGFR-ТКИ). ЧОО строго коррелировала с выраженностью экспрессии HER2.

По литературным данным, у 15% пациентов с клинически значимой мутацией EGFR сохраняется экспрессия HER2 (ИГХ≥1) после терапии EGFR-ТКИ. Авторы исследования ставили своей задачей оценить эффективность и безопасность терапии на основе трастузумаба и паклитаксела у таких больных. В этом исследовании 2 фазы все пациенты получали трастузумаб (нагрузочная доза 4 мг/кг, затем 2 мг/кг) и паклитаксел 60 мг/м2 еженедельно до прогрессирования или непереносимой токсичности. Первичной конечной точкой была ЧОО по критериям RECIST v1.1.

Всего в исследовании приняли участие 24 пациента. У всех них был известен тип мутации EGFR, включая мутацию T790M, и уровень экспрессии HER2. Делеция экзона 19 и точечная мутация экзона 21 L858R встречалась у 63% (15 из 24) и 37% (9 из 24) пациентов соответственно. Все пациенты получали эрлотиниб или гефитиниб в качестве первой линии EGFR-ТКИ. Сопутствующая мутация экзона 20 T790M была у 7 пациентов, 6 пациентов прогрессировали после терапии EGFR-ТКИ третьего поколения (риколетиниб и осимертиниб). Четверть пациентов получали ранее двухкомпонентную химиотерапию на основе платины, 75% получили 2 и более линий химиотерапии.

ЧОО составила 46% (11 из 24 пациентов). Лучше всего ответили пациенты с HER2 3+ по данным ИГХ (12 пациентов, ЧОО 67%) или числом копий HER2 более 10 (4 пациента, ЧОО 100%). В среднем опухоль сократилась на 42%. Медиана длительности ответа составила 5,6 месяца. Уровень токсичности был приемлемым. У 4 пациентов отмечали нежелательные явления 3 ст., включая слабость, нейропатию, нейтропению, инфекцию мочевыводящих путей и пневмонит.

«Это первое исследование, которое изучает эффективность подавления экспрессии HER2 у данной подгруппы пациентов, – пишут авторы исследования. – Конечно, прежде не удавалось достичь таких результатов при монотерапии паклитакселом. Но из-за того, что дизайн исследования подразумевал комбинацию препаратов, нельзя оценить вклад трастузумаба в общую эффективность лечения». Все пациенты были кандидатами для химиотерапии, продолжают авторы, и предлагать им лечение трастузумабом в монотерапии было неэтичным.

НМРЛ, для которого характерна делеция экзона 19 или точечная мутация 21 экзона L858REGFR, высокочувствителен к лечению EGFR-ТКИ. Во многих исследованиях было показано преимущество лечения метастатических пациентов ингибиторами первого (эрлотиниб, гефитиниб) и второго (афатиниб) поколения по сравнению с двухкомпонентной химиотерапией на основе платины. Тем не менее, почти все пациенты приобретают устойчивость к лечению обычно через 10-12 месяцев после его начала. Около 50-60% случаев вторичной резистентности к EGFR-ТКИ связаны с мутацией T790M.

Источники:

  1. Adrianus J. de Langen, et al. Trastuzumab and paclitaxel in patients with EGFR mutated NSCLC that express HER2 after progression on EGFR TKI treatment. British Journal of Cancer, 2018. Published: 31 July 2018.
  2. Neil Majithia. Trastuzumab + Paclitaxel Led to Objective Tumor Responses in Patients With EGFR-Mutated, HER2+ NSCLC After Progression on EGFR-TKIs. Practice Update. Published: 9 August 2018.