Новости онкологии

13.06.2018

ASCO 2018: 6 или 12 месяцев адъювантной терапии трастузумабом у больных HER-2-позитивным РМЖ. Результаты исследования 3 фазы PERSEPHONE

Результаты нового исследования свидетельствуют, что у больных HER-2-позитивным раком молочной железы (РМЖ) адъювантная терапия трастузумабом в течение 6 месяцев не только обладает сопоставимой эффективностью по сравнению с 12 месяцами, но и в два раза снижает частоту сердечно-сосудистых осложнений.

В рандомизированном исследовании 3 фазы с дизайном noninferiority приняли участие 4088 больных HER-2-позитивным РМЖ. Группы были стратифицированы в соответствии со статусом гормональных рецепторов, предшествующим режимом химиотерапии и временем начала химиотерапии (нео- или адъювантная) и терапии трастузумабом (одновременно или последовательно).

Медиана наблюдения составила 4 года. За это время безрецидивная выживаемость в группе 6 месяцев трастузумаба составила 89,4%, в группе 12 месяцев – 89,8% (отношение рисков – 1,05; 95% ДИ 0,88-1,25; 95% перцентиль не меньшей эффективности = 1,22). Количество пациенток, которые прекратили лечение из-за развития серьезных сердечно-сосудистых осложнений, сократилось вполовину – 4% против 8% в группах 6 и 12 месяцев соответственно.

Тем не менее, эксперты, непричастные к исследованию, настроены весьма осторожно. Президент ASCO Bruce Johnson из Dana-Farber Cancer Center (Бостон, США) считает, что, несмотря на значительное преимущество в отношении сердечно-сосудистых осложнений, полученных данных недостаточно для того, чтобы результаты исследования вошли в клинические рекомендации. «Нам нужно больше времени, чтобы данные созрели, – соглашается Richard Schilsky, главный медицинский специалист ASCO. – Например, еще не готовы сведения по общей выживаемости. К тому же результаты демонстрируют показатели для средней популяции, но определенно есть пациенты, которым сокращение длительности терапии вдвое не пойдет на пользу».

По предварительным данным, от большей длительности терапии трастузумабом (12 месяцев) выигрывают пациенты, которые получали неоадъювантную химиотерапию (отношение рисков 1,43; 95% ДИ 1,00-2,04), трастузумаб одновременно с химиотерапией (1,53; 95% ДИ 1,16-2,01) и химиотерапию на основе только таксанов (ОР 2,47; 95% ДИ 1,31-4,62). «Впрочем, преимущество у последней подгруппы может объясняться сравнительно небольшим числом пациентов, которые получали только таксаны», – говорит Helena Margaret Earl, главный автор исследования. Также исследователи отметили тренд к тому, что пациенты с гормон-независимым вариантом опухоли выигрывают от 12 месяцев терапии.

Авторы исследования планируют продолжить свою работу. В данный момент они собирают данные по качеству жизни пациентов и по финансово-экономическим затратам на лечение. На будущее запланирована работа по выделению из образцов опухоли и крови пациентов биомаркеров, которые помогут вычислить когорту больных, которым нужна более продолжительная терапия.

В 2012 году обзор Cochrane показал, что адъювантная терапия трастузумабом на 40% снижает частоту рецидивов и на 34% снижает смертность. Стоит отметить, что режим применения трастузумаба в течение 1 года после хирургического лечения был вычислен, по большей части, эмпирически. Исследование HERA не показало дополнительных преимуществ при продлении адъювантной терапии до 2 лет. Тем не менее, в 2006 году вышло исследование FinHer, которое показало, что трастузумаб + доцетаксел в течение 9 недель приводит к не менее значительному увеличению ВБП и ОВ. «Все это говорит о том, что вопрос об оптимальной длительности адъювантной терапии трастузумабом все еще открыт и требует обсуждения», – подытоживает Helena Earl.