Новости онкологии

03.10.2016

Результаты российского популяционного исследования RENSUR5 были представлены на конгрессе РООУ: 5-летняя общая выживаемость больных метастатическим раком почки


Warning: include(/inc/authors/timofeev.php): failed to open stream: No such file or directory in /var/www/u0973096/data/www/rosoncoweb.ru/news/oncology/2016/10/03/index.php on line 33

Warning: include(): Failed opening '/inc/authors/timofeev.php' for inclusion (include_path='.:') in /var/www/u0973096/data/www/rosoncoweb.ru/news/oncology/2016/10/03/index.php on line 33

На ежегодном конгрессе Российского общества онкоурологов (РООУ) впервые в России были представлены результаты регистрового исследования RENSUR5, изучающего 5-летнюю общую выживаемость у пациентов с метастатическим почечно-клеточным раком (мПКР), а также анализирующего характеристику демографических показателей и методов лечения [1].

С.А. Варламов, д.м.н., заведующий урологическим отделением КГБУЗ «Алтайский краевой онкологический диспансер» (Барнаул), демонстрирует результаты исследования RENSUR5

С.А. Варламов, д.м.н., заведующий урологическим отделением КГБУЗ «Алтайский краевой
онкологический диспансер» (Барнаул), демонстрирует результаты исследования RENSUR5

439 пациентов было идентифицировано в 11 онкологических учреждениях (Астрахань, Барнаул, Екатеринбург, Казань, Красноярск, Обнинск, Омск, Ростов-на-Дону, Самара, Санкт-Петербург, Уфа).

Пациенты включались в анализ, если диагноз мПКР был установлен в период с января 2010 г. по январь 2011 г. В центрах были включены все пациенты, обратившиеся за помощью в этот период. Анонимные сведения были собраны онлайн и проанализированы с использованием статистического пакета IBM SPSS Statistics Base v22.0.

Средний возраст больных мПКР составил 60,9 лет. Всего 9% пациентов были старше 75 лет. 70,2% больных были мужчинами, 67,7% имели нефрэктомию в анамнезе. Гистологический подтип ПКР был определен у 68,8% пациентов, из них светлоклеточный и несветлоклеточный ПКР – у 61,1% и 7,7% соответственно.

271 (62%) больной получил системное лечение. Медиана продолжительности терапии составила 11 мес. (95% ДИ 9,5-12,5). Самым часто назначаемым и единственным вариантом терапии был интерферон (n=145). 105 (23,9%) пациентов получили таргетную терапию. Только 69 (15,7%) больных получили ≥ 2 линий терапии.

Результаты выживаемости представлены в таблице.

Общая выживаемость (ОВ, N=439)
1-летняя ОВ, %49,4
3-летняя ОВ, %18,9
5-летняя ОВ, %8,2
Медиана ОВ, мес. (95% ДИ)11,5 (10-13)

Согласно результатам подобных регистровых исследований в других странах медиана продолжительности жизни превышает 2 года. Так, на основании анализа данных американского регистра [2], включившего 433 пациента с мПКР, которые состояли на учете у 36 врачей из различных центров, медиана общей выживаемости не была достигнута и превысила 28,5 мес.

Сунитиниб был предпочтительным вариантом первой линии терапии. 77,1% всех больных в первой линии получили ингибиторы тирозинкиназы и 22,9% – ингибиторы mTOR. Доля сунитиниба составила 67,4%.

В немецком регистре медиана общей выживаемости всех оцененных пациентов (N=732) была 18 мес. и достигла 26 мес. у пациентов с более благоприятным статусом [3]. Доля назначения ингибиторов тирозинкиназы, в частности сунитиниба, у больных, не получавших ранее терапию, составила 61% [4].

Выбор таргетной терапии в качестве первой линии был сделан в Великобритании по данным регистра RECCORD, объединившего 7 центров и включившего 514 пациентов [5]. Частота назначения таргетной терапии была 78,6%. Медиана общей выживаемости всех пациентов составила 23,9 мес. с увеличением до 33 мес. у пациентов, получивших две линии терапии.

Чешский регистр RENIS содержит информацию о 90% всех больных мПКР в Чехии, получающих таргетную терапию [6]. В регистре учтено 3233 пациента, из которых 2001 получил сунитиниб в качестве терапии первой линии, что составляет 62%. 1315 больных были включены в анализ влияния возраста на показатели эффективности терапии. Как выживаемость без прогрессирования (ВБП), так и общая выживаемость в группах <70 и ≥70 лет принципиально не отличались. Медиана ВБП составила 10,8 мес. и 8,8 мес. (P=0,321), а медиана общей выживаемости – 31,9 мес. и 26,3 мес. (P= 0,044) в группах <70 и ≥70 лет соответственно. Частота объективных ответов также была сопоставимой (28,1% и 23,6%, P=0,168). Хочется отметить, что только 9% пожилых пациентов по данным российского исследования RENSUR5 рассматриваются в качестве кандидатов для лекарственного лечения [1].

В чешском регистре была проанализирована частота полных ответов на терапию и ее влияние на исходы [7]. Из 2803 пациентов полный ответ был идентифицирован у 100 больных, из них 84 получали сунитиниб, 9 – сорафениб, 4 – пазопаниб и 3 – бевацизумаб. У пациентов с полным ответом медиана ВБП составила 3,8 года, а 5-летняя общая выживаемость – 80%, что, безусловно, впечатляет.

Первую линию таргетной терапии в Дании получили практически все пациенты с мПКР на основании результатов анализа 842 пациентов популяционного регистра PERCEPTION [8]. Сунитиниб был назначен в 84% случаев в период с 2008 по 2010 годы и еще в 79% – в период 2011-2013 гг. В анализ включались пациенты разных прогностических групп, в т.ч. с плохим прогнозом (N=181), метастазами в головной мозг (N=16) и нПКР (N=56).

Что касается российских данных, то, к сожалению, результаты исследования RENSUR5 свидетельствуют о неудовлетворительной продолжительности жизни больных мПКР, что определенно связано с недостаточной и/или неполноценной лекарственной терапией. Только 24% всех пациентов получили таргетную терапию, что существенно ниже по сравнению с другими странами. Медиана общей выживаемости оказалась в 2 раза или на целый год хуже по сравнению с данными иностранных популяционных исследований.

Кроме того, в отличие от других стран российские пациенты крайне редко (16% по сравнению с 50-70% больных в Европе и США) получают вторую линию терапии. А ведь сегодня эффективность последовательной терапии и ее статистически значимое влияние на продолжительность жизни не вызывают сомнений.

Согласно результатам ретроспективного анализа, недавно опубликованным в журнале «Онкоурология», за период с 2005 по 2015 годы, то есть за 10 лет, только 806 больных мПКР в онкологических диспансерах г. Москвы получили таргетную терапию [9]. Принимая во внимание численность населения города более 10 миллионов человек, такие показатели, по меньшей мере, представляются скромными.

Доступ к таргетным препаратам должен быть обеспечен всем пациентам с метастатическим раком почки, что, несомненно, приведет к улучшению показателей 5-летней общей выживаемости. В настоящее время в России больным мПКР крайне редко назначается современное лечение согласно принятым алгоритмам.

Литература:

  1. С.А. Варламов с соавт. Конгресс РООУ 2016, устный доклад.
  2. Jonasch E, Signorovitch JE, Lin PL, Liu Z, Culver K, Pal SK, et al. Treatment patterns in metastatic renal cell carcinoma: a retrospective review of medical records from US community oncology practices. Curr Med Res Opin. 2014 Oct; 30(10): 2041-50.
  3. Marschner N, Müller L, Münch A, Blumenstengel K, Hutzschenreuter U, Busies S. Adverse reactions in mRCC patients documented in routine practice by German office-based oncologists and uro-oncologists. J Oncol Pharm Pract. 2016 Feb 22. pii: 1078155216632379.
  4. Marschner N, Staehler M, Müller L, Nusch A, Harde J, Koska M, et al. Survival of patients with advanced or metastatic renal cell carcinoma in routine practice differs from clinical trials – Analyses from the German clinical RCC Registry. Clinical Genitourinary Cancer (2016), doi: 10.1016/j.clgc.2016.08.022.
  5. Wagstaff J, Jones R, Hawkins R, Porfiri E, Pickering L, Bahl A, et al. Treatment patterns and clinical outcomes in patients with renal cell carcinoma in the UK: insights from the RECCORD registry. Ann Oncol. 2016 Jan; 27(1): 159-65.
  6. Poprach A, Lakomy R, Bortlicek Z, Melichar B, Pavlik T, Slaby O, et al. Efficacy of Sunitinib in Elderly Patients with Metastatic Renal Cell Carcinoma: Data from Real-World Clinical Practice. Drugs Aging. 2016 Aug 19. doi: 10.1007/s40266-016-0390-1.
  7. Buchler T, Bortlicek Z, Poprach A, Pavlik T, Veskrnova V, Honzirkova M, et al. Outcomes for Patients with Metastatic Renal Cell Carcinoma Achieving a Complete Response on Targeted Therapy: A Registry-based Analysis. Eur Urol. 2016 Sep; 70(3): 469-75.
  8. De Groot S, Sleijfer S, Redekop WK, Oosterwijk E, Haanen JB, Kiemeney LA, et al. Variation in use of targeted therapies for metastatic renal cell carcinoma: Results from a Dutch population-based registry. BMC Cancer. 2016 Jun 11; 16: 364.
  9. Широкорад В.И., Махсон А.Н., Русаков И.Г., Колесников Г.П., Кострицкий С.В., Кашинцев К.Ю., с соавт. Промежуточные результаты таргетной терапии больных метастатическим раком почки в Москве (за период с июня 2005 г. по июль 2015 г.). Онкоурология 2016; 12(2): 14-17.