Новости онкологии

25.01.2016

Влияние химиотерапии на когнитивные функции головного мозга у больных герминогенными опухолями яичка

(по результатам исследования, представленного на ASCO-GU)

Как бы грустно ни прозвучали эти слова, но, к сожалению, на сегодняшний день любой вид лекарственной терапии сопровождается побочным токсическим эффектом препаратов на нормальные клетки и ткани. Мы можем говорить о той или иной избирательности и специфичности лекарства только тогда, когда идет преобладание противоопухолевого действия над токсическим влиянием. Генетическое родство нормальных и опухолевых клеток – главная причина повреждения быстро пролиферирующих клеток костного мозга, слизистой желудочно-кишечного тракта, волосяных фолликулов, герминогенных клеток гонад и т.д.

Учитывая все то многообразие нежелательных явлений, которое может быть связано с применением как химио-, так и таргетных препаратов (гематологическая гастроинтестинальная, пульмональная токсичность, гепатотоксичность, кардиотоксичность, нефротоксичность, нейротоксичность, анафилактические реакции, метаболические нарушения, дерматологические осложнения и т.д.), необходимо подходить к терапии каждого отдельно взятого пациента строго индивидуально. Только при соотношении всех рисков «за» и «против» конкретного препарата или схемы лечения можно в буквальном смысле минимизировать по отношению к пациенту крылатую фразу «одно лечим, другое калечим». В связи с этим неудивительно, что число исследований, касающихся того или иного вида токсичности, возрастает в геометрической прогрессии с каждым годом.

Интересно, что в последнее время увеличился интерес к оценке токсического влияния химиотерапии на функции головного мозга пациентов, в частности, на изменение когнитивных или познавательных способностей [1-3]. Отдельно взятые потенциально излечимые онкологические заболевания, такие как герминогенные опухоли яичка (ГОЯ), находятся под особым наблюдением. В основном это связано с тем, что подавляющее большинство больных, страдающих данной патологией, излечиваются и возвращаются в социальную среду к повседневной деятельности, которой они занимались до заболевания. Способность этих больных воспринимать, анализировать и запоминать информацию, а также взаимодействовать с окружающими в соответствии с ней является не только первостепенной задачей для самих пациентов и их родственников. В конечном итоге, степень когнитивных нарушений как последствие проведенного лечения определяет трудовую деятельность пациента и в определенной степени отражается на его судьбе. В связи с этим поток исследований, касающихся данной проблемы у больных ГОЯ, не иссякает [4-7].

Так, например, одной из интересных работ, представленных на прошедшем в середине января симпозиуме в Сан-Франциско (ASCO GU), была оценка когнитивных расстройств у больных ГОЯ, получающих химиотерапию по поводу своего заболевания [8].

В данном проспективном наблюдательном исследовании, проведенном в 15 онкологических центрах Австралии и Новой Зеландии, приняли участие 145 больных ГОЯ. На первом этапе всем пациентам было проведено лечение в зависимости от стадии заболевания и распространенности процесса (только оперативное вмешательство или оперативное вмешательство + химиотерапия). Оценка когнитивных расстройств (снижение памяти, умственной работоспособности) проводилась с помощью специально разработанного компьютерного теста (CogHealth test), занимающего по времени 10-15 минут и позволяющего сравнить в динамике степень нарушения когнитивных функций. Тест включал в себя оценку психомоторной функции и зрительного внимания, способность к принятию сложного решения, визуальное восприятие и запоминание информации. Помимо этого, оценивались качество жизни больных, степень усталости, выраженность депрессии.

Анализ данных был проведен у 102 пациентов. Сравнение происходило между 3 группами больных: пациентами, получавшими цисплатин-содержащие режимы химиотерапии (BEP/EP, n=41); больными, находящимися на терапии карбоплатином (n=20), и контрольной группой больных, которым было выполнено только оперативное вмешательство (n=41). Степень выраженности когнитивных нарушений оценивалась в двух точках: в течение 6 мес. от момента выполнения орхофуникулэктомии/во время проведения химиотерапии и во время периода наблюдения пациентов (12-18 мес. от момента выполнения хирургического вмешательства/начала проведения химиотерапии).

По результатам работы, представленной главным исследователем проф. Toner G (онкологический центр Peter MacCallum, Мельбурн, Австралия), у пациентов, получающих химиотерапию по поводу ГОЯ, не возникают необратимые когнитивные расстройства. В полученных результатах как само проведение химиотерапии, так и интенсивность ее проведения (полихимиотерапия или в монорежиме) не влияли на необратимое изменение когнитивных функций головного мозга пациента, а именно на психомоторную функцию, способность к принятию решений, визуальное восприятие информации, обработку, анализ, запоминание и хранение информации, зрительное внимание, обмен информацией; построение и осуществление программы действий.

Неудивительно, что при оценке показателей качества жизни оказалось, что у пациентов, получающих цисплатин-содержащие режимы, степень выраженности усталости в течение 6 мес. от момента выполнения орхофуникулэктомии/во время проведения химиотерапии была выше, чем у больных, получающих только карбоплатин или находящихся на динамическом наблюдении (p=0,008). Проявление депрессии было также выше у больных, получающих цисплатин-содержащие режимы, по сравнению с группой больных, перенесших только орхофуникулэктомию (p=0,005).

С течением времени во всех группах проявления депрессии ушли (p=0,03) и психоэмоциональное состояние пациентов наравне с когнитивными функциями головного мозга значительно улучшилось (p=0,001 и p=0,002). У всех больных, получающих цисплатин-содержащие режимы химиотерапии и имеющих как низкие показатели качества жизни, так и более выраженные когнитивные нарушения во время проведения лечения, психоэмоциональное состояние и когнитивные способности восстановились в течение периода наблюдения.

Единственным параметром, значительно отличавшимся между 3 группами на двух точках оценки, было физическое здоровье больных. Как бы то ни было, у всех больных, получивших интенсивные режимы химиотерапии, с течением времени и этот показатель восстановился.

Со слов проф. Toner, данная информация должна в некотором смысле успокоить больных ГОЯ и положительно настроить их на проводимое лечение. Возможно, она будет являться определенным стимулом для больных другими онкологическими заболеваниями, демонстрирующим, что не все токсические проявления химиотерапии являются необратимыми. Хотелось бы верить, что в определенной степени полученные данные развернут наше общество навстречу этим больным и сделают нас более терпимыми и сострадательными к людям, перенесшим химиотерапию.

Литература:

  1. Sato C, Sekiquchi A, Kawai M, et al. Postoperative structural brain changes and cognitive dysfunction in patients with breast cancer. PLoS One. 2015 Nov 4; 10(11): e0140655.
  2. Vardy JL, Dhillon HM, Pond GR, et al. Cognitive function in patients with colorectal cancer who do and do not receive chemotherapy: a prospective, longitudinal, controlled study. J Clin Oncol. 2015 Dec 1; 33(34): 4085-92.
  3. Asher A, Myers JS. The effect of cancer treatment on cognitive function. Clin Adv Hematol Oncol. 2015 Jul; 13(7): 441-50.
  4. Wefel JS, Vidrine DJ, Marani Sk, et al. A prospective study of cognitive function in men with non-seminomatous germ cell tumors. Psychooncology. 2014 Jun; 23(6): 626-33.
  5. Funq C, Vauqhn DJ. Complications associated with chemotherapy in testicular cancer management. Nat Rev Urol. 2011 Apr; 8(4): 213-22.
  6. Pedersen AD, Rossen P, Mehlsen MY, et al. Long-term cognitive function following chemotherapy in patients with testicular cancer. J Int Neuropsychol Soc. 2009 Mar; 15(2): 296-301.
  7. Wefel JS, Vidrine DJ, Veramonti TL, et al. Cognitive impairment in men with testicular cancer prior to adjuvant therapy. Cancer. 2011 Jan 1; 117(1): 190-6.
  8. Toner G, Whitford H, Kalinowski P, et al. The impact of chemotherapy on cognition: a longitudinal study in testicular cancer. 2016 Genitourinary Cancers Symposium. Abstract number 487.