Новости онкологии

01.09.2015

Общая выживаемость больных метастатическим почечно-клеточным раком становится лучше от исследования к исследованию

Тимофеев Илья Валерьевич Тимофеев Илья Валерьевич
Директор Института онкологии Хадасса Москва,
главный редактор Газеты RUSSCO
и сайта RosOncoWeb,
Москва


Метастатический почечно-клеточный рак (мПКР) относится к группе опухолей, для которых единственным стандартом лечения является таргетная терапия. Сегодня 7 таргетных препаратов применяются в практике и более 10 – находятся в клинических исследованиях 2 и 3 фазы. Таргетная терапия мПКР значимо улучшает не только выживаемость без прогрессирования и частоту объективных ответов, но и влияет на главный «стратегический» показатель – продолжительность жизни пациентов. По данным первых мета-анализов медиана общей выживаемости больных мПКР, получающих таргетные препараты, составляет более 30 месяцев [1, 2].

Результаты крупных проспективных и регистрационных исследований также свидетельствуют о том, что общая выживаемость становится лучше от исследования к исследованию. Так, медиана общей выживаемости во всех исследованиях эффективности ингибиторов тирозинкиназы, использующихся в первой линии терапии, превышает 20 месяцев, а в некоторых – 30 месяцев (таблица 1). Кроме того, наблюдается положительная тенденция увеличения медианы общей выживаемости при изучении терапии второй линии. В этой группе пациентов также удалось преодолеть рубеж в 20 месяцев.

Несомненно, позитивные результаты связаны с возможностью применения последовательной терапии. Это продемонстрировано как в исследованиях с включением пациентов, ранее получавших таргетные препараты, так и в исследованиях с кроссовером. Однако наиболее яркими исследованиями, подтверждающими преимущества в выживаемости при использовании нескольких линий терапии, являются исследования RECORD-3, SWITCH и ESPN, в которых проспективно оценивается эффективность двух последовательных линий терапии [3-5].

Таблица 1. Общая выживаемость пациентов с мПКР,
получающих таргетные препараты в клинических исследованиях.

Исследование Препараты/задача исследования N Общая выживаемость, медиана1
Первая линия терапии
Исследование CALGB 90206, 3 фаза
Rini с соавт., 2010 [6]
Сравнение эффективности бевацизумаба+ИФН и ИФН 732 18,3 и 17,4 мес.
Исследование 3 фазы
Motzer с соавт., 2009 [7]
Сравнение эффективности сунитиниба и ИФН 750 26,4 и 21,8 мес.
Исследование 3 фазы
Sternberg с соавт., 2013 [8]
Сравнение эффективности пазопаниба и плацебо 435 22,9 и 23,5 мес.
Исследование COMPARTZ, 3 фаза
Motzer с соавт., 2013 [9]
Сравнение эффективности пазопаниба и сунитиниба 1110 28,4 и 29,3 мес.
Исследование INTORACT, 3 фаза
Rini с соавт., 2014 [10]
Сравнение эффективности комбинации темсиролимуса и бевацизумаба с комбинацией плацебо и бевацизумаба 791 25,8 и 25,5 мес.
Исследование RECORD-3, 2 фаза
Motzer с соавт., 2014 [3]
Сравнение эффективности последовательности сунитиниб-эверолимус и эверолимус-сунитиниб 471 32,0 и 22,4 мес.
Исследование SWITCH, 3 фаза
Michel с соавт., 2014 [4]
Сравнение эффективности последовательности сорафениб-сунитиниб и сунитиниб-сорафениб 365 31,5 и 30,2 мес.
Исследование 2 фазы
Atkins с соавт., 2015 [11]
Изучение эффективности комбинации требананиба и сунитиниба 85 36 мес.
Исследование 2 фазы
Rini с соавт., 2015 [12]
Сравнение эффективности акситиниба и плацебо 213 42,7 и 30,4 мес.
Исследование RECORD-2, 2 фаза
Ravaud с соавт., 2015 [13]
Сравнение эффективности комбинации эверолимуса и бевацизумаба с комбинацией плацебо и бевацизумаба 365 27,1 и 27,1 мес.
Вторая и последующие линии терапии у больных с прогрессированием на таргетных препаратах
Исследование RECORD-1, 3 фаза
Motzer с соавт., 2010 [14]
Сравнение эффективности эверолимуса и плацебо во второй и третьей линиях терапии 416 14,8 и 14,4 мес.
Исследование AXIS, 3 фаза
Motzer с соавт., 2013 [15]
Сравнение эффективности акситиниба и сорафениба во второй линии терапии 723 20,1 и 19,2 мес.
Исследование INTORSECT, 3 фаза
Hutson с соавт., 2014 [16]
Сравнение эффективности темсиролимуса и сорафениба во второй линии терапии 512 12,3 и 16,6 мес.
Исследование 2 фазы
Plimack с соавт., 2015 [17]
Сравнение эффективности различных доз ниволумаба у больных, получавших ≤3 линий терапии, одна из которых – ингибитором VEGFR 168 25,5 мес.
Исследование 2 фазы
Motzer с соавт., 2015 [18]
Сравнение эффективности комбинации ленватиниба + эверолимус с ленватинибом или эверолимусом во второй линии терапии 153 25,5, 18,4 и 17,5 мес.

1 В колонке указаны результаты медианы общей выживаемости для каждого препарата (группы) соответственно; ИФН – интерферон.


Динамика общей выживаемости пациентов с мПКР, получающих таргетные препараты,
начиная с первой линии, в клинических исследованиях

Динамика общей выживаемости пациентов с мПКР, получающих таргетные препараты

Динамика общей выживаемости пациентов с мПКР, получающих таргетные препараты,
начиная со второй линии, в клинических исследованиях

Динамика общей выживаемости пациентов с мПКР, получающих таргетные препараты

Такое значимое влияние таргетной терапии на продолжительность жизни больных мПКР можно считать одним из главных достижений онкологии последних лет. К сожалению, в России все еще лидирующие позиции занимает иммунотерапия. Хочется напомнить, что медиана общей выживаемости больных мПКР, получавших лечение в эпоху иммунотерапии, находилась в пределах 10-12 месяцев [19, 20].

Ключевые слова: почечно-клеточный рак, метастазы, продолжительность жизни, общая выживаемость, таргетная терапия.

Литература:

  1. Ko JJ, et al. First-, second-, third-line therapy for mRCC: benchmarks for trial design from the IMDC. Br J Cancer. 2014 Apr 15; 110(8): 1917-22.
  2. Ko JJ, et al. The International Metastatic Renal Cell Carcinoma Database Consortium model as a prognostic tool in patients with metastatic renal cell carcinoma previously treated with first-line targeted therapy: a population-based study. Lancet Oncol. 2015 Mar; 16(3): 293-300.
  3. Motzer RJ, et al. Phase II randomized trial comparing sequential first-line everolimus and second-line sunitinib versus first-line sunitinib and second-line everolimus in patients with metastatic renal cell carcinoma. J Clin Oncol. 2014 Sep 1; 32(25): 2765-72.
  4. Michel MS, et al. SWITCH: A randomized sequential open-label study to evaluate efficacy and safety of sorafenib/sunitinib versus sunitinib/sorafenib in the treatment of metastatic renal cell carcinoma. 2014 Genitourinary Cancers Symposium. Abstract 393. February 1, 2014.
  5. Tannir EM, et al. Everolimus versus sunitinib prospective evaluation in metastatic non-clear cell renal cell carcinoma (The ESPN Trial): A multicenter randomized phase 2 trial. J Clin Oncol 32:5s, 2014 (suppl; abstr 4505).
  6. Rini BI, et al. Phase III trial of bevacizumab plus interferon alfa versus interferon alfa monotherapy in patients with metastatic renal cell carcinoma: final results of CALGB 90206. J Clin Oncol. 2010 May 1; 28(13): 2137-43.
  7. Motzer RJ, et al. Overall Survival and Updated Results for Sunitinib Compared With Interferon Alfa in Patients. J Clin Oncol. August 1, 2009 2009; 27(22): 3584-3590.
  8. Sternberg CN, et al. A randomised, double-blind phase III study of pazopanib in patients with advanced and/or metastatic renal cell carcinoma: Final overall survival results and safety update. Eur J Cancer. 2013 Apr; 49(6): 1287-96.
  9. Motzer RJ, et al. Pazopanib versus sunitinib in metastatic renal-cell carcinoma. N Engl J Med. 2013 Aug 22; 369(8): 722-31.
  10. Rini BI, et al. Randomized phase III trial of temsirolimus and bevacizumab versus interferon alfa and bevacizumab in metastatic renal cell carcinoma: INTORACT trial. J Clin Oncol. 2014 Mar 10; 32(8): 752-9.
  11. Atkins MB, et al. Trebananib (AMG 386) in Combination With Sunitinib in Patients With Metastatic Renal Cell Cancer: An Open-Label, Multicenter, Phase II Study. J Clin Oncol. 2015 Aug 24.
  12. Rini BI, et al. Overall survival analysis from a randomized phase II study of axitinib with or without dose titration for first-line metastatic renal cell carcinoma. J Clin Oncol 33, 2015 (suppl; abstr 4545).
  13. Ravaud A, et al. RECORD-2: phase II randomized study of everolimus and bevacizumab versus interferon α-2a and bevacizumab as first-line therapy in patients with metastatic renal cell carcinoma. Ann Oncol. 2015 Jul; 26(7): 1378-84.
  14. Motzer RJ, et al. Phase 3 trial of everolimus for metastatic renal cell carcinoma : final results and analysis of prognostic factors. Cancer. 2010 Sep 15; 116(18): 4256-65.
  15. Motzer RJ, et al. Axitinib versus sorafenib as second-line treatment for advanced renal cell carcinoma: overall survival analysis and updated results from a randomised phase 3 trial. Lancet Oncol. 2013 May; 14(6): 552-62.
  16. Hutson TE, et al. Randomized phase III trial of temsirolimus versus sorafenib as second-line therapy after sunitinib in patients with metastatic renal cell carcinoma. J Clin Oncol. 2014; 32: 760-767.
  17. Plimack ER, et al. Updated survival results from a randomized, dose-ranging phase II study of nivolumab (NIVO) in metastatic renal cell carcinoma (mRCC). J Clin Oncol 33, 2015 (suppl; abstr 4553).
  18. Motzer RJ, et al. Randomized phase II, three-arm trial of lenvatinib (LEN), everolimus (EVE), and LEN+EVE in patients (pts) with metastatic renal cell carcinoma (mRCC). J Clin Oncol 33, 2015 (suppl; abstr 4506).
  19. Négrier S, et al. Prognostic factors of survival and rapid progression in 782 patients with metastatic renal carcinomas treated by cytokines: a report from the Groupe Français d'Immunothérapie. Ann Oncol. 2002 Sep; 13(9): 1460-8.
  20. Motzer RJ, et al. Prognostic factors for survival in previously treated patients with metastatic renal cell carcinoma. J Clin Oncol. 2004 Feb 1; 22(3): 454-63.