Материалы конгрессов и конференций

Американское обществе клинической онкологии (ASCO)

41 съезд Американского общества клинической онкологии (ASCO)

13-17 мая 2005 года, Орландо, США

Тюляндин С.А.
ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина» Минздрава России

Прошедший съезд ASCO стал триумфом биологически-направленной терапии при лечении больных раком молочной железы. Сообщенные в рамках съезда исследования убедительно свидетельствовали что моноклональные антитела трастузумаб и бевацизумаб при их добавлении к химиотерапии существенным образом улучшают результаты лечения больных раком молочной железы на всех стадиях процесса.

Лечение операбельного рака молочной железы

Трастузумаб.

Трастузумаб (Герцептин) прочно вошел в арсенал средств, используемых для лечения больных метастатическим раком молочной железы с гиперэкспрессией HER2. Как правило, трастузумаб назначается в комбинации с противоопухолевыми препаратами, такими как таксаны, винорельбин, производными платины, с которыми отмечается синергизм противоопухолевого действия. Высокая эффективность трастузумаба у больных с метастатическим процессом стала основанием для использования препарата при проведении адъювантной терапии после выполнения мастэктомии. На съезде ASCO были доложены предварительные результаты двух рандомизированных исследований по использованию трастузумаба в качестве адъювантной терапии. В исследовании NSABP-31 и NCCTG N-9831 больным с наличием метастазов в подмышечные лимфоузлы или высоким риском и наличием гиперэкспрессии HER2 проводили 4 курса адъювантной химиотерапии AC (доксорубицин и циклофосфан) и затем 4 курса паклитакселом в дозе 175 мг/м² каждые 3 недели (контрольная группа) [1,2]. В исследовательской группе после окончания 4 курсов АС назначали паклитаксел в дозе 80 мг/м² еженедельно в течение 12 недель и одновременно с паклитакселом назначался трастузумаб 4 мг/кг первую неделю и заатем 2 мг/кг еженедельно в течение 52 недель. Больные с положительными рецепторами стероидных гормонов получали тамоксифен или анастразол (Аримидекс). В этих исследованиях существует еще и третья группа, которая получала трастузумаб в течение 52 недель после окончания лечения паклитакселом, с тем чтобы определить какой режим назначения трастузумаба и химиотерапии (одновременный или последовательный) более предпочтителен. Результаты лечения последней группы еще не анализировались. Известны результаты лечения 3351 больной при среднем сроке наблюдения около 2 лет. За это время отмечено развитие прогрессирования у 395 больных: 261 в группе химиотерапии и 134 в группе трастузумаба. Это означает сокращение риска развитие прогрессирования заболевания на 52% и увеличение 3 и 4 летней безрецидивной выживаемости на 12% и 18% соответственно по сравнению с контролем. Несмотря на короткий срок наблюдения уже отмечено уменьшение риска смерти от рака молочной железы в группе трастузумаба на 33% по сравнению с контролем и улучшение 4-летней общей выживаемости с 87% до 91% соответственно. Основным ожидаемым серьезным побочным эффектом от назначения трастузумаба является развитие сердечной недостаточности, которая отмечена у 4% больных, еще 15% больных, получавших трастузумаб прервали его прием досрочно в связи с различными нарушениями сердечной деятельности. Частота развития сердечной недостаточности в контрольной группе составила 0,6%.

В Европейском исследовании HERA 5090 больных раком молочной железы с гиперэкспрессией HER2 после выполнения оперативного лечения назначали стандартную адъювантную химиотерапию с включением антрациклинов только или назначали после ее окончания трастузумаб в течение 2 лет [2]. При среднем сроке наблюдения 1 год отмечено достоверное улучшение 2-летней безрецидивной выживаемости с 77,4% в контроле и 85,8% в группе трастузумаба, что соответствует снижению риска прогрессирования на 46%. В группе больных, получавших трастузумаб, чаще наблюдали снижение фракции выброса левого желудочка более 10% по сравнению с контролем: 7,1% и 2,2% соответственно.

Таким образом, получены убедительные доказательства, что назначение больным с гиперэкспрессией HER2 трастузумаба в качестве адъювантной терапии приводит к значительному улучшению результатов лечения. Даже при коротком сроке наблюдения выигрыш в результатах лечения огромен и заставляет немедленно рекомендовать трастузумаб для адъювантного лечения больным раком молочной железы. Кому следует назначать трастузумаб? Трастузумаб следует назначать больным с наличием гиперэкспрессии HER2 (оценка 3+ по данным иммуногистохимии или положительная реакция FISH) независимо от наличия или отсутствия метастазов в подмышечные лимфоузлы. Неизвестно значения трастузумаба у больных с размерами первичной опухоли менее 1 см и N0. Продолжительность приема трастузумаба должна составлять 1 год. Проводящиеся исследования должны определить целесообразность более длительного (до 2 лет) назначения трастузумаба. Трастузумаб следует добавлять к адъювантной химиотерапии. Он может назначаться после ее завершения (как в исследовании HERA) или одновременно с назначением химиотерапии (в частности с паклитакселом в режиме AC x 4 → P x 4). Следует осторожно подходить к одновременному назначению трастузумаба с цитостатиками, в частности с антрациклинами, ввиду усиления кардиотоксичности, что требует постоянного мониторирования величины фракции выброса левого желудочка на фоне лечения. Оптимальная химиотерапия для совместного назначения с трастузумабом еще не определена, наибольший опыт применения накоплен для режима AC x 4 → P x 4. Неясно, следует ли рекомендовать трастузумаб больным, которые уже закончили проведения адъювантной химиотерапии. В настоящее время в США существует рекомендация назначения трастузумаба больным с гиперэкспрессией HER2, закончившим проведение адъювантной химиотерапии в сроки не позднее 6 месяцев.

Адъювантная гормонотерапия.

После публикации предварительных результатов исследования ATAC [4], в котором было показано преимущество анастрозола (Аримидекс) перед тамоксифеном при проведении адъювантной гормонотерапии у больных пожилого возраста с наличием рецепторов стероидных гормонов в опухоли, настал черед другого представителя ингибиторов ароматазы-летрозола. В исследование BIG-1 было включено 8028 больных, которые в качестве адъювантной гормонотерапии получали летрозол в течение 5 лет, тамоксифен в течение 5 лет, тамоксифен в течение 2 лет с последующим приемом летрозола в течение 3 лет или летрозол в течение 2 лет с последующим назначением тамоксифена в течение 3 лет [5]. Больным могла проводиться адъювантная химиотерапия и лучевая терапия. В докладе, представленном на ASCO, анализируются результаты сравнения приема летрозола в течение 5 лет и тамокифена в течение 5 лет при медиане наблюдения за больными 26 месяцев.

Прием летрозола привел к достоверному сокращению частоты прогрессирования, которая составила 10,2% в группе летрозола и 13,6% в группе тамоксифена. Это произошло, в первую очередь, за счет сокращения частоты появления отдаленных метастазов с 5,8% в группе тамоксифена до 4,4% в группе летрозола. 5-летняя безрецидивная выживаемость была 84% и 81,4% соответственно (р.=0.003), что свидетельствует о 19% сокращении риска прогрессирования. При таком коротком сроке наблюдения отмечена тенденция в улучшении показателей общей выживаемости больных, получавших летрозол. Эффект летрозола был наиболее выражен у больных с наличием метастазов в подмышечные лимфоузлы и ранее получивших адъювантную химиотерапию. Несмотря на низкую частоту побочных эффектов, у больных, принимавших летрозол, чаще отмечали приливы, симптомы коронарной недостаточности, гиперхолистеринэмию, артрозы и артралгии, в то время как при приеме тамоксифена чаще регистрировали тромбоэмболии, гиперплазию эндометрия с развитием рака эндометрия.

Результаты хорошо спланированного рандомизированного исследования демонстрируют улучшение безрецидивной выживаемости у больных пожилого возраста с наличием рецепторов стероидных гормонов в опухоли при приеме летрозола с адъювантной целью по сравнению с тамоксифеном. Недостатком проведенного анализа является короткий срок наблюдения за больными, который составляет 26 месяцев. Вместе с тем, улучшение 5-летней безрецидивной выживаемости на 2,6% в исследовании BIG-1 аналогичны результатам сравнения аримидекса и тамоксифена в иссследовании ATAC при сроке наблюдения за больными 5 лет. Несмотря на достоверное улучшение показателей безрецидивной выживаемости, следует отметить, что от назначения ингибиторов ароматазы и, в частности, летрозола, выигрывают лишь 3 пациентки из 100. Прежде чем рекомендовать замену дешевого тамоксифена на дорогие по стоимости ингибиторы ароматазы в качестве адъювантной терапии, следует определить те группы больных, которые в наибольшей степени выигрывают от этой замены.

Таким образом, сегодня существуют два подхода в назначении ингибиторов ароматазы в качестве адъювантной гормонотерапии. Их можно назначать изначально на 5 лет (как в исследованиях ATAC или BIG-1) или после 2-3 лет приема тамоксифена (как в исследовании DIG-1, IES, ARNO/ABCSG). Пока не подведены окончательные итоги исследования BIG-1, в котором эти два подхода сравниваются между собой, остается неясным который из них предпочтительнее использовать в настоящее время. Burstein et al. разработали модель, которая на основании имеющихся в литературе данных, проводит теоретическое сравнение этих двух подходов [6]. Показано, что показатели10-летней безрецидивной выживаемости будут зависеть от состояния подмышечных лимфоузлов и наличия в опухоли рецепторов стероидных гормонов (см. табл. 1).

Таблица 1.
Результаты 5-летней выживаемости у больных раком молочной железы в зависимости от биологических свойств опухоли и стратегии проведения адъювантной гормонотерапии.

Стратегия N- N+
ER+/PgR+ ER+/PgR- ER+/PgR+ ER+/PgR-
ИА только 82% 90% 65% 80%
Там>ИА 84% 88% 69% 76%

ИА-ингибиторы ароматазы, Там-тамоксифен, ER-рецепторы эстрогенов, PgR-рецепторы прогестерона, N-состояние подмышечных лимфоузлов.

Назначение ингибиторов ароматазы только дает преимущество у больных с отсутствием рецепторов прогестерона в опухоли, в то время как у больных с наличием обеих рецепторов более предпочтительным является последовательное использование тамоксифена и ингибиторов ароматазы.

Адъювантная химиотерапия.

Основной интригой последних лет в адъювантной химиотерапии рака молочной железы является вопрос о целесообразности использования таксанов. На последнем съезде ASCO доложены результаты двух исследования по адъювантной терапии с использованием таксанов. В первом из них проведено сравнение комбинации АТ (доцетаксел 60 мг/м² и доксорубицин 60 мг/м²) и АС каждые 3 недели 4 курса в качестве адъювантной химиотерапии у больных с T более 1 см и N0 или N+ (не более 3 метастатических лимфоузлов) [7]. В исследование включено 2952 больные и при медиане наблюдения 53 месяца не отмечено разницы в безрецидивной и общей выживаемости между двумя группами. Назначение AT сопровождалось более высокой частотой фебрильной нейтропении (28% и 10%) и развитием сердечной недостаточности (18 и 10 больных).

В исследовании ECTO была произведена попытка ответить на два вопроса: улучшает ли результаты адъювантной химиотерапии добавление паклитаксела и имеет ли проведение предоперационной химиотерапии преимущества по сравнению с адъювантной [8]. Для этого 1355 женщин, больных раком молочной железы с Т>2 см были разделены на три группы. Первая группа получала классический режим Bonadonna: 4 курса доксорубицина 75 мг/м² каждые 3 недели и затем 4 курса CMF в/в каждые 3 недели адъювантно. Во второй группе назначали 4 курса АТ (доксорубицин 60 мг/м² и паклитаксел 200 мг/м²) каждые 3 недели и 4 курса CMF каждые 4 недели адъювантно. В третьей группе назначали АТ х 4 и CMF х 4 предоперационно. Результаты 4-летнего наблюдения свидетельствуют, что добавление паклитаксела (группа 2 и 3) достоверно уменьшает риск прогрессирования на 34% по сравнению с контролем (группа 1). Проведение предоперационной химиотерапии не имеет преимуществ перед адъювантной. Общая выживаемость во всех трех группах при данном сроке наблюдения одинакова. Добавление паклитаксела не увеличило частоту хронической сердечной недостаточности, обусловленной доксорубицином.

Таблица 2.
Результаты адъювантной химиотерапии с использованием таксанов у больных раком молочной железы.

Исследование Число больных Режим 5-летняя БРВ (%) 5-летняя ОВ (%)
Паклитаксел (P)
GALGB 9344 [9] 3121 AC x 4
AC х 4→Р х 4
6570* 7780*
NSABP-28 [10 ] 3061 AC х 4
AC х 4→Р х 4
7276* 8585
MD Anderson [11 ] 524 P x 4→FAC x 4
FAC x 8
8683 --
US Oncology [12] 1830** AC x 4→P x 4 x 3 нед.
АР х 4→Р еженед. х 12 нед.
84,688,4* 91,894,6*
ECTO [8] 1355** A x 4→CMF x 4
AP x 4→CMFx 4
↓34%p.=0.012 --
Доцетаксел (D)
BCIRG 001 [13 ] 1491 FAC x 6
DAC x 6
6875* 8187*
US Oncology [14] 1066 AC x 4
DC x 4
9999 9798
NSABP-27 [15] 2441 AC x 4
AC x 4→D x 4
6771 8182
PACS 01 [16] 1999 FEC x 6
FEC x 3→D x 3
73,278,3* 86,790,7*
ECOG E2197 [7] 2952*** AC x 4
AD x 4
8787 9493

БРВ-безрецидивная выживаемость, ОВ-общая выживаемость, Р-паклитаксел, D-доцетаксел, A-доксорубицин, F-5-фторурацил, С-циклофосфан, Е-эпидоксорубицин, *-разница статистически достоверна (р.<0.05), **-3-летняя выживаемость, ***-4-летняя выживаемость.

Таким образом, в литературе накоплен солидный опыт по использованию таксанов в качестве адъювантной химиотерапии (табл. 2). Анализируя эти результаты можно сделать вывод, что назначение таксанов приводит к умеренному улучшению (3-5% 5-летней безрецидивной выживаемости) отдаленных результатов у операбельных больных раком молочной железы. Это улучшение безрецидивной выживаемости чаще всего не оказывает влияния на общую выживаемость. Таким образом, можно предположить, что назначение таксанов полезно лишь небольшой группе больных, в то время как для большинства назначение этих препаратов не имеет преимуществ по сравнению со стандартной адъювантной химиотерапией с включением антрациклинов. Изучая биологические свойства опухоли, необходимо определить тех пациентов, которые могут выиграть от назначения таксанов, для их целеноправленного назначения.

Лечение метастатического рака молочной железы.

Биологически направленная терапия

В лечение метастатического рака молочной железы прогресс обуславливается совместным применение классических химиопрепаратов или гормональных средств с новыми биологически-нацеленными средствами.

Бевацизумаб (Авастин) - моноклональное антитело к фактору роста эндотелия сосудов (VEGF), который стимулирует рост сосудов в опухоли. Ранее было показано, что повышенная концентрация VEGF и, как следствие, повышенная плотность сосудов в опухоли является плохим прогностическим фактором у больных раком молочной железы и характеризуется повышенной частотой метастазирования и короткой продолжительностью жизни. В рандомизированном исследовании у больных метастатическим раком молочной железы, ранее получавших антрациклины при проведении предоперационной или адъювантной терапии, в качестве химиотерапии первой линии назначали паклитаксел в дозе 90 мг/м² 1, 8 и 15 дни каждые 28 дней только или комбинацию паклитаксела и бевацизумаба в дозе 10 мг/кг в/в 1 и 15 дни [17]. В исследование было включено 700 больных. Добавление бевацизумаба к паклитакселу достоверно увеличило частоту объективного эффекта с 14,2% до 28,2% и медиану времени до прогрессирования с 6,1 до 11 месяцев, что соответствует снижению риска прогрессирования заболевания на 50%. Предварительные данные свидетельствуют об увеличении продолжительности жизни больных, получивших комбинацию. Токсичность для обеих групп больных была предсказуема. Так, в группе бевацизумаба у 13% наблюдалось повышение артериального давления, потребовавшее медикаментозного лечения, еще у 2,5% отмечена протеинурия 2 г и более в сутки. В группе бевацизумаба чаще отмечали развитие периферической нейропатии 3 степени по сравнению с химиотерапией только ( 13,6% и 19,9% соответственно).

Впервые было показано, что добавление бевацизумаба, тормозящего ангиогенез в опухоли молочной железы к химиотерапии приводит к улучшению результатов терапии. Это открывает перспективы для проведения клинических испытаний у больных раком молочной железы и с другими препаратами, в основе механизма действия которых лежит угнетение образование сосудов в опухоли. Интересно, что эффект бевацизумаба у больных раком молочной железы зависит от его сочетания с химиопрепаратом. Ранее в рандомизированном исследовании было показано, что добавление бевацизумаба к капецитабину не улучшало результаты терапии по сравнению с назначением капецитабина только [18]. Вероятно, что бевацизумаб и паклитаксел обладают, по крайней мере, аддитивным или даже синергичным эффектом в отношении рака молочной железы.

Трастузумаб ранее показал свою целесообразность сочетания с паклитакселом или навельбином при лечении больных метастатическим раком молочной железы и наличием гиперэкспрессии HER2. В рамках II фазы было проведено рандомизированное исследование, в котором больные получали в качестве первой линии химиотерапии либо доцетаксел 100 мг/м² каждые 3 недели, либо доцетаксел в комбинации с трастузумабом 4 мг/кг начальная доза, затем 2 мг/кг еженедельно до признаков прогрессирования [19]. Частота объективного эффекта составила 34% в группе доцетаксела и 61% в группе комбинации, медиана выживаемости составила 22,7 и 31,2 месяца соответственно, что свидетельствует, что добавление трастузумаба существенно улучшает результаты лечения больных с агрессивным течением заболевания.

Темзиролимус (CCI 779) ингибитор mTOR киназы, участвующей в передаче пролиферативных сигналов. Ранее было показано, что темзиролимус способен индуцировать противоопухолевые эффекты у больных раком молочной железы, ранее получавших многочисленные линии химиотерапии и гормонотерапии. В рандомизированном исследовании по II фазе больные метастатическим раком молочной железы в качестве первой линии гормонотерапии получали либо летрозол 2,5 мг, либо летрозол в сочетании с темзиролимусом внутрь в дозе 10 мг ежедневно постоянно или 30 мг внутрь 5 дней каждые 2 недели [20]. Добавление темзиролимуса существенно усилило токсичность терапии с развитием астении у большинства больных, мукозитов, артралгии, периферических отеков, анорексии, диареи. Отмечены побочные явления 3-4 степени при приеме тамзиролимуса: гипергликемия, астения, гипертензия, гипокалиэмия. В группе летрозола токсичности 2-4 степени не отмечено. Частота клинического выигрыша от назначения лечения (полные регрессии + частичные регрессии + стабилизации сроком не менее 8 недель) составила 79% в группе летрозола, 82% в группе постоянного приема темзиролимуса и 83% в группе интермиттирующего приема, показатели 1 годичной выживаемости без прогрессирования составили 48%, 62% и 69% соответственно. Хотя добавление темзиролимуса усиливает токсичность гормонотерапии, создается впечатление о его положительном влиянии на увеличение продолжительности времени до прогрессирования у больных метастатическим раком молочной железы.

Химиотерапия

Сообщены результаты нескольких рандомизированных исследований по использованию различных классических цитотоксиков и их комбинаций. В японском исследовании больные метастатическим раком молочной железы получали либо комбинацию АС 6 курсов, либо доцетаксел 6 курсов, либо чередование АС и доцетаксела 6 курсов [21]. В случае прогрессии больные, начинавшие с АС получали доцетаксел, тех кто получал доцетаксел переключали на АС, а больным с чередованием при прогрессии назначали то же лечение. Результаты исследования представлены в таблице 3.

Таблица 3.
Результаты исследования JCOG9802

  AC D AC/D
Число больных 146 147 148
Объективный эффект 30% 41% 35%
Эффект второй линии химиотерапии 24% 19% 22%
Медиана времени до прогрессирования 6.4 мес. 6.4 мес. 6.7 мес.
Медиана продолжительности жизни 22.4 мес. 25.7 мес. 25.0 мес.

Не отмечено различий в результатах лечения в зависимости от вида индукционной терапии. Интересно, что частота объективных эффектов при проведении второй линии в случае прогрессирования процесса была также одинаковой. Это исследование, как и ранее исследование ECOG, в котором использовали паклитаксел, демонстрируют важность назначения таксанов для успешного лечения больных метастатическим раком молочной железы. Однако, как и исследование ECOG, в данном исследовании не получено доказательств о преимуществе назначения таксанов в первой линии химиотерапии по сравнению с их использованием во-второй. Вновь получены свидетельства, что последовательное назначение эффективных противоопухолевых препаратов (например, доцетаксел в качестве первой линии, а затем доксорубицин при прогрессировании – вторая группа в исследовании JCOG) по эффективности не уступает назначению комбинаций, демонстрируя меньшую токсичность и лучшую переносимость.

В другом рандомизированном исследовании проведено сравнению двух комбинаций DG (доцетаксел 75 мг/м² 1 день и гемцитабин 1000 мг/м² 1 и 8 дни каждые 3 недели) и DC DG (доцетаксел 75 мг/м² 1 день и капецитабин 1250 мг/м² 2 раза в день внутрь 1-14 дни каждые 3 недели) в каечстве первой линии химиотерапии у больных метастатическим раком молочной железы [22]. Эффективность изученных комбинаций была одинаковой и представлена в таблице 4. Назначение комбинация DC чаще сопровождалось проявлениями серьезных побочных эффектов (диарея, мукозиты, ладошно-подошвенный синдром), о чем свидетельствует частота прекращения лечения вследствие токсичности (28% в группе DC и 13% в группе DG

Таблица 4.
Результаты сравнения двух комбинаций с включением доцетаксела.

  DG DC
Число больных 153 152
Объективный эффект 38% 33%
Время до прогрессирования 8.2 мес. 8.2 мес.

В другом исследовании была оценена роль поддерживающей терапии после завершения химиотерапии первой линии [23]. Все больные метастатическим раком молочной железы наперво этапе получили 8 курсов химиотерапии с включением эпидоксорубицина (90 мг/м²) и паклитаксела (200 мг/м²) каждые 3 недели. Затем больные с объективным эффектом или стабилизацией были рандомизированы в две группы: в первой группе лечение прекращалось, а больные второй группы получали поддерживающую терапию паклитакселом в дозе 175 мг/м² каждые 3 недели 8 курсов. В связи с медленным включением больных исследование было прекращено преждевременно после рандомизации 215 больных. Проведение поддерживающей терапии не оказало влияния на отдаленные результаты, усилив токсичность лечения.

Профилактика рака молочной железы.

В рамках съезда были сообщены результаты нескольких исследований, которые могут оказать существенное влияние на проведение профилактических мероприятий у больных с повышенным риском рака молочной железы, или у тех больных, которым выполнена радикальная операция в связи с возникнувшей опухолью.

Ретроспективно были проанализированы истории болезни более 40000 женщин, наблюдавшихся в 10 американских госпиталях по различным причинам. Из них рак молочной железы диагностирован у 1,38% пациенток [24]. Примерно 12% пациенток получали и получают статины, препараты, снижающие уровень холестерина в крови и принимающиеся для уменьшения риска развития атеросклероза и ишемической болезни сердца. Было отмечено, что прием статинов уменьшает риск развития рака молочной железы на 51%. С увеличение продолжительности приема статинов отмечается увеличение протективного эффекта. Одновременно было показано, что курение, прием алкоголя и наличие сахарного диабета увеличивают риск развития рака молочной железы. Результаты этого исследования следует воспринимать, как гипотезу, которую необходимо исследовать в рамках рандомизированных исследований. Однако не следует и преуменьшает значение обнаруженного факта. Уместно вспомнить, что профилактическое назначение тамоксифена (исследование NSABPO P-1) в группе больных с повышенным риском развития рака молочной железы снижает риск развития этого заболевания на 49%.

В другом исследовании было изучено влияние диеты с низким содержанием жиров на течение рака молочной железы. С этой целью 2437 больных раком молочной железы после выполнения оперативного и адъювантного лечения разделили на две группы. В исследовательской группе находились женщины, которые ограничили потребление животных жиров (энергетическая составляющая жиров менее 15% от дневного уровня калорий), в то время как в контрольной группе потребление жиров не было ограничено. По своим прогностическим характеристикам группы были хорошо сбалансированы. Было показано, что доля жиров в энергопотреблении у больных экспериментальной и контрольных групп различалась достоверно: 20,3% и 29,2%. Частота рецидивов составила за 5 лет наблюдения составила 9,8% и 12,4% соответственно, что равнозначно снижению риска развития прогрессирования на 24%. Показано, что в наибольшей степени выигрывают от сокращения потребления жиров больные с наличием рецепторов стероидных гормонов в опухоли (снижение риска на 42%, р.=0.008), чем рецептероотрицательные (снижение риска на 15%, разница недостоверна). Общая выживаемость одинакова в обеих группах. Данное исследование при всех его недостатках и дискуссионных вопросах позволяет уже сегодня рекомендовать всем больным раком молочной железы следовать диете с пониженным содержанием жиров и стремиться к снижению веса тела, что, возможно, окажет благоприятное влияние на течение заболевания. Выигрыш, полученный от назначения диеты со сниженным содержанием жира равносилен выигрышу от включения таксанов для проведения адъювантной химиотерапии рака молочной железы, и существенно превосходит выигрыш от назначения ингибиторов ароматазы по сравнению с тамоксифеном у больных с положительными рецепторами эстрогенов и прогестерона.

Литература.

1. Romond E. Advances in monoclonal antibody therapy for breast cancer: joint analysis of NSABP-B-31 and NCCTG-N9831. Proc Am Soc Clin Oncol. 2005. Late-breaking Scientific Symposium.

2. Perez EA. Advances in monoclonal antibody therapy for breast cancer: further analysis of NCCTG-N9831. Proc Am Soc Clin Oncol. 2005. Late-breaking Scientific Symposium.

3. Piccart-Gebhart M. Advances in monoclonal antibody therapy for breast cancer: HERA trial. Proc Am Soc Clin Oncol. 2005. Late-breaking Scientific Symposium.

4. Howell A, Cuzick J, Baum M, et al. Results of the ATAC (Arimidex, Tamoxifen, Alone or in Combination) trial after completion of 5 years' adjuvant treatment for breast cancer. Lancet. 2005;365:60-62.

5. Thurlimann BJ, Keshaviah A, Mouridsen H, et al. BIG 1-98: randomized, double-blind phase III study to evaluate letrozole vs tamoxifen as adjuvant endocrine therapy for postmenopausal women with receptor-positive breast cancer. Proc Am Soc Clin Oncol. 2005;23:6s. Abstract 511.

6. Burstein HJ, Winer EP, Kuntz KM, Weeks JC, Punglia RS. Optimizing endocrine therapy in postmenopausal women with early stage breast cancer: a decision analysis for biological subsets of tumors. Proc Am Soc Clin Oncol. 2005;23:11s. Abstract 529.

7. Goldstein L, O'Neill A, Sparano S, et al. E2197: phase III AT (doxorubicin/docetaxel) vs. AC (doxorubicin/cyclophosphamide) in the adjuvant treatment of node positive and high risk node negative breast cancer. Proc Am Soc Clin Oncol. 2005;23:7s. Abstract 512.

8. Gianni L, Baselga J, Eiermann W, et al. European Cooperative Trial in Operable Breast Cancer (ECTO): improved freedom from progression (FFP) from adding paclitaxel (T) to doxorubicin (A) followed by cyclophosphamide, methotrexate, and fluourouracil (CMF). Proc Am Soc Clin Oncol. 2005;23:7s. Abstract 513.

9. Henderson I, Berry D, Demetri G, et al: Improved outcomes from adding sequential paclitaxel but not from escalating doxorubicin dose in an adjuvant chemotherapy regimen for patients with node-positive primary breast cancer. J Clin Oncol 21:976-983, 2003[Abstract/Free Full Text]

10. Mamounas E, Bryant J, Fehrenbacher P, et al: Paclitaxel following doxorubicin/cyclophosphamide as adjuvant chemotherapy for node-positive breast cancer: Results from NSABP B-28. Proc Am Soc Clin Oncol 22:4, 2003 (abstr 12)

11. Buzdar AU, Singletary SE, Valero V, et al: Evaluation of paclitaxel in adjuvant chemotherapy for patients with operable breast cancer: Preliminary data of a prospective randomized trial. Clin Cancer Res 8:1073-1079, 2002[Abstract/Free Full Text]

12. Loesch D, Greco FA, O'Shaughnessy J, et al. A randomized, multicenter phase III trial comparing regimens of doxorubicin + cyclophosphamide followed by paclitaxel or doxorubicin + paclitaxel followed by weekly paclitaxel as adjuvant therapy for patients with high risk breast cancer. Breast Cancer Res Treat. 2004;88(suppl 1):S16. Abstract 28.

13. Martin M, Pienkowski T, Mackey J, et al: TAC improves disease-free survival and overall survival over FAC in node-positive early breast cancer patients, BCIRG 001: 55 months follow-up. Breast Cancer Res Treat 76:2a, 2003 (abstr 43; suppl 1)

14. Jones SE, Savin MA, Asmar L, et al: Three year results of a prospective randomized trial of adjuvant chemotherapy for patients (Pts) with stage I-III operable, invasive breast cancer comparing 4 courses of adriamycin/cyclophosphamide (AC) to 4 courses of taxotere/cyclophosphamide (TC). Proc Am Soc Clin Oncol 22:15, 2003 (abstr 59)

15. Bear HD, Anderson S, Smith RE, et al. A randomized trial comparing preoperative (preop) doxorubicin/cyclophosphamide (AC) to preop AC followed by preop docetaxel (T) and to preop AC followed by postoperative (postop) T in patients (pts) with operable carcinoma of the breast: results of NSABP B-27. Breast Cancer Res Treat. 2004;88(suppl 1):S16. Abstract 26.

16. Roche H, Fumoleau P, Speilmann M, et al. Five years analysis of the PACS 01 trial: 6 cycles of FEC100 vs 3 cycles of docetaxel (D) for the adjuvant treatment of node positive breast cancer. Breast Cancer Res Treat. 2004;88(suppl 1):S16. Abstract 27.

17. Miller KD, Wang M, Gralow J, et al. E2100: a randomized phase III trial of paclitaxel versus paclitaxel plus bevacizumab as first-line therapy for locally recurrent or metastatic breast cancer. Proc Am Soc Clin Oncol. 2005. Late-breaking session.

18. Miller KD, Chap LI, Holmes FA, et al. Randomized phase III trial of capecitabine compared with bevacizumab plus capecitabine in patients with previously treated metastatic breast cancer. J Clin Oncol. 2005:23:792-799. Abstract

19. Extra JM, Cognetti F, Maraninchi D. et al. Long-term survival demonstrated with trastuzumab plus docetaxel: 24-month data from a randomized trial (M77001) in HER2-positive metastatic breast cancer. Proc Am Soc Clin Oncol. 2005;23:17s. Abstract 555.

20. Carpenter JT, Roche H., Campone M. Et al. Randomized 3-arm, phase II study of temsirolimusn(CCI-779) in combination with letrozole in postmenopausal women with locally advanced or metastatic breast cancer. Proc Am Soc Clin Oncol. 2005;23:19s. Abstract 564.

21. Katsumata N, Minami H, Aogi K, et al. Phase III trial of doxorubicin (A)/cyclophosphamide (C) (AC), docetaxel (D), and alternating AC and D (AC-D) as front-line chemotherapy for metastatic breast cancer (MBC): Japan Clinical Oncology Group trial. Proc Am Soc Clin Oncol. 2005;23:9s. Abstract 521.

22. Chan S, Romieu G, Huober J, et al. Gemcitabine plus docetaxel versus capecitabine plus docetaxel for anthracycline-pretreated metastatic breast cancer (MBC) patients (pts) results of a European phase III study. Proc Am Soc Clin Oncol. 2005;23:24s. Abstract 581.

23. Gennari A, Conte P, Nanni O, et al. Multicenter randomized trial of paclitaxel maintenance chemotherapy (CT) versus control in metastatic breast cancer (MBC) patients achieving a response or stable disease to first-line CT inkling anthracyclines and paclitaxel: final results of the Italian MANTA trial. Proc Am Soc Clin Oncol. 2005;23:9s. Abstract 522.

24. Kochhar R., Khurana V, Bejjanki H, Caldito G, Fort C. Statins to reduce breast cancer risk: a case control study in US female veterans. Proc Am Soc Clin Oncol. 2005;23:7s. Abstract 514.

25. Chlebowsky RT, Bluckburn GL, Elashoff RE et al. Dietary fat reduction in postmenopausal women with primarybreast cancer: phase III Women’s Intervention Nitrition Study (WINS). Proc Am Soc Clin Oncol. 2005;23:3s. Abstract 10.