Материалы конгрессов и конференций

X РОССИЙСКИЙ ОНКОЛОГИЧЕСКИЙ КОНГРЕСС

ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ ОНКОЛОГИЧЕСКОГО НАУЧНОГО ЦЕНТРА РАМН

Н.Г. Блохина
ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина» Минздрава России, Москва

История создания Центра тесно связана с историей развития отечественной онкологии как самостоятельной дисциплины и многоотраслевой науки.

В начале ХХ века (1903 г.) в Москве был создан Институт Онкологии. С 1922 по 1934 гг. директором этого клинического института был Герцен Петр Александрович. Позднее институту было присвоено его имя. Основными научными проблемами Института были вопросы организации противораковой борьбы, диагностика, лучевая терапия и хирургическое лечение онкологических больных.

В 1926 г. замечательный русский хирург-онколог Николай Николаевич Петров в Ленинграде организовал Институт Онкологии. Он был первым его директором. С 1966 г. институт носит имя своего основателя.

Н.Н. Петров был автором первых капитальных трудов по онкологии. Им сформулирована «модная» в середине прошлого века полиэтиологическая теория возникновения опухолей. Н.Н. Петров создал широкую школу хирургов-онкологов. Хотя его лично интересовали многие вопросы экспериментальной онкологии (опухоли у обезьян, канцерогенез, перевивки эмбриональной ткани), Ленинградский институт онкологии оставался крупным клиническим учреждением.

В рамках Академии медицинских наук (ей было 8 лет, ее президент в то время – академик Аничков Н.Н.) в 1952 г. организовал Институт экспериментальной патологии и терапии рака (ИЭПиТР). Предполагалось, что в новом институте будут исследоваться фундаментальные, прикладные и клинические проблемы онкологии.

Через несколько месяцев после официального открытия ИЭПиТР в качестве директора приглашен 40-летний хирург из Нижнего Новгорода Николай Николаевич Блохин. По понятным причинам мне трудно охарактеризовать Н.Н. Блохина как личность. Я скажу о нем скупо. Это был человек с необычайно широкой и глубокой эрудицией, энциклопедической памятью, быстро схватывающий суть многих научных проблем, прекрасный организатор, полемист, активный сторонник передовых направлений и ярый противник псевдонаучных изысканий.

На заре создания ИЭПиТР был секретным учреждением, тогда нельзя было обсуждать научную тематику открыто, критично и принципиально. Еще до приезда Николая Николаевича в Москву в Институте начали функционировать несколько лабораторий, руководители которых либо переоценивали значимость своих ошибочных воззрений, либо развивали нелепые теории или были просто научными жуликами. Поясню на примерах.

Цитолог Роскин Г.И. и его жена биолог Клюева Н.Г. утверждали, что простейшие класса жгутиковых способны подавлять рост экспериментальных опухолей. Антибиотик круцин, выделенный из культуральной жидкости, якобы излечивает больных раком молочной железы. При проверке оказалось, что желаемое выдавалось за действительное.

П.И. Неведомский развивал паразитарную теорию происхождения опухоли: раковая клетка, по его мнению, - не нормальная в прошлом клетка, а паразит. Разумеется, эта неграмотная и вздорная концепция была подвергнута острой критике генетиками, биологами, цитологами, патологами.

Некто Глезер, придумавший новый метод лечения рака, был просто жуликом. После освобождения от обязанностей руководителя секретной научной лаборатории он занял пост завхоза подмосковного санатория.

Николай Николаевич Блохин задумал создать крупный онкологический центр, в котором на равных, рука об руку работали бы экспериментаторы и клиницисты. Он пригласил для работы в новый институт крупных ученых-теоретиков: Леонида Федоровича Ларионова, начавшего в Ленинграде в институте онкологии исследования по химиотерапии рака в эксперименте и в союзе с химиками создавшего производное иприта – новоэмбихин, этот препарат оценивался клинически при лимфогранулематозе; Льва Манусовича Шабада, крупнейшего исследователя канцерогенеза, развившего учение о предраке; Александра Дмитриевича Тимофеевского, работавшего в Киеве, известного биолога, внедрившего в онкологию метод тканевых культур; Владимира Сергеевича Шапота, биохимика из Белоруссии, развивавшего направление взаимоотношений опухолевых клеток и организма; известных химиков В.И. Хохлова, А.Я. Берлина, Г.П. Меньшикова. Н.Н. Блохин тесно сотрудничал с крупнейшим вирусологом Львом Александровичем Зильбером, автором вирусно-генетической теории опухолей. Эти ученые привели с собой своих учеников.

Простое перечисление экспериментальной тематики, которую Н.Н. Блохину удалось развить и укрепить организационно, создавая лаборатории и отделы, показывает, что наш институт структурно и качественно схож с National Cancer Institute Bethesda или MD Anderson Cancer Center Houston. В составе экспериментальной части института экспериментальной и клинической онкологии (так он стал называться в начале 60-х гг.) были лаборатории опухолевой клетки, тканевых культур, отдел вирусологии и иммунологии, отдел канцерогенеза (химического и лучевого), отдел синтетической и природной химии, отдел химиотерапии, лаборатория фармакологии, отдел биохимии, лаборатория радиобиологии и другие. На первом этапе развития института клиника была небольшой, всего 60 коек. На работу были приняты молодые врачи различных специальностей. Руководство клиникой осуществлял Н.Н. Блохин. На стационарном лечении находились пациенты с опухолями желудочно-кишечного тракта, гинекологическими и урологическими новообразованиями, больные с лимфомами и миеломной болезнью.

В то время новое научное направление института состояло в создании и изучении лекарственных препаратов. По этой тематике институт сразу получил головные функции. Испытание противоопухолевых препаратов было разрешено только нашему институту. Молодым клиницистам пришлось осваивать новую специальность онколога и изучать методы клинического испытания противоопухолевых препаратов.

Оглядываясь назад, понимаешь, какое это было интересное время, время познания, активного образования, требующее постоянного чтения соответствующей литературы, и время непосредственного общения с очень интересными людьми. Это была прекрасная школа для молодых специалистов, которая открывала широкую перспективу в достижении высокого профессионального уровня.

Научная работа для клиницистов строилась таким образом, что каждый из врачей был ответственным за изучаемый препарат. В его обязанности входил анализ полученных материалов и предварительная оценка результатов. Клиническая работа строилась по общепринятому типу. Организовано было и маленькое поликлиническое отделение, в котором постоянно работали две медсестры. Врачи работали поочередно, по три месяца каждый. Один раз в неделю больных консультировал Н.Н. Блохин. Работа врачей в поликлинике очень обогащала опыт. Это была ответственная работа, практически без права на ошибку. Все сложные больные оставлялись для консультации с проф. Н.Н. Блохиным. Обычно на консультациях присутствовали все врачи. В клинике была одна операционная, ни о какой реанимации никто не имел представления. Пациентов после операции выхаживали лечащие врачи. Один раз в неделю проф. Н.Н. Блохин делал обход, после которого все собирались для обсуждения. Н.Н. Блохин очень способствовал совершенствованию профессионализма врачей. Все специально готовились к обходу, читали литературу по тематике. При обсуждении Н.Н. Блохин всегда просил высказать свое мнение, и врачам было стыдно говорить что-то невразумительное. Поэтому каждый старался себя показать, и это способствовало повышению профессионального уровня.

С 1956 г. руководителем клиники стал В.И. Янишевский, ученик П.А. Герцена. Это был опытный врач, работавший онкологом, великолепный клиницист, прекрасный педагог. Молодые врачи многим обязаны ему. Им была написана очень хорошая монография «Рак молочной железы».

Институт работал очень успешно, завоевал авторитет. Но онкология все еще не была отдельной специальностью. Все, кто работали в этой области, прекрасно понимали, что онкология – это многоплановая дисциплина, требующая такого же многопланового изучения, и она должна рассматриваться не как составляющая хирургии. Это надо было доказать, и Н.Н. Блохин много сделал в этом направлении. С начала 60-х гг. онкология получила самостоятельность, свой специальный шифр, соответствующую аббревиатуру. Появилась специальность врач-онколог. Позднее уже появились специальности онколог-хирург, онколог-гинеколог и еще позднее – онколог-химиотерапевт.

Лекарственная терапия опухолей развивалась бурно. Эмпирический поиск и синтез противоопухолевых препаратов был заменен целенаправленным. Создавались разные группы противоопухолевых препаратов, сформированные по принципу механизма действия: алкилирующие, антиметаболиты, антибиотики, гормональные, растительного происхождения и т.д.

Институту уже было тесно в том здании, где он находился. Н.Н. Блохин начал добиваться получения нового помещения. В 1960 г. Николая Николаевича избрали президентом АМН. В этом же году институт получил больничный корпус на Волоколамском шоссе. В нем было 250 коек. Но для экспериментальных лабораторий и вивария места не было, и все жались в старом здании.

Увеличение площади позволило открыть отделение реанимации, торакальное отделение (заведующий – профессор Петерсон Б.Е.), абдоминальное отделение (заведующий – профессор Янишевский В.И.), отделение общей онкологии, химиотерапевтическое (заведующий – профессор Астрахан В.И.), гинекологическое (заведующий – профессор Новикова Л.А.). Приглашение выдающегося патолога Николая Александровича Краевского в качестве руководителя отдела морфологии значительно укрепило международный и отечественный авторитет нашего института.

Большим событием для нашей страны и иностранных онкологов была организация в 1962 г. в Москве Международного Противоракового Конгресса (МПРС). Это был самый крупный профессиональный медицинский конгресс того времени. Он привлек 5000 участников из разных стран. От правительства его курировал А.И. Микоян и во многом помогал. Он принимал участие в церемониях открытия и закрытия конгресса, которые проходили в Кремле, в Георгиевском зале. Конгресс был прекрасно организован и получил широкие отклики. Президентом конгресса был Н.Н. Блохин. После конгресса он был избран президентом МПРС на 4 года. По уставу Союза на этом посту можно было оставаться 4 года и еще 8 лет - в составе президиума Союза. Все эти годы Н.Н. Блохин активно добивался привлечения отечественных онкологов в структуры МПРС. Таким образом, укреплялось и развивалось международное сотрудничество.

Для института было необходимо воссоединение двух секторов – экспериментального и клинического, а для этого надо было иметь новое помещение, достаточное для размещения. Институт активно готовил кадры онкологов-клиницистов и экспериментаторов. Сотрудниками института проводилась большая работа по диспансеризации крупных трудовых коллективов и санитарно-просветительская работа.

Значительно расширился фронт научно-исследовательской работы, что способствовало развитию генетики, молекулярной биологии и других фундаментальных наук.

В 1964 г. был построен новый комплекс зданий на Каширском шоссе, в котором разместились экспериментальные лаборатории и клинический отдел. Были созданы три научных института, и учреждение получило название Всесоюзного Научного Онкологического Центра, в составе которого были клинический институт, институт экспериментальной терапии и институт канцерогенеза.

Соответственно увеличился и кадровый состав Центра. Появились новые лаборатории, новые клинические отделения. К 1964 г. ряд «старых» сотрудников защитили диссертации и получили возможность руководить отдельными подразделениями. Это были «свои кадры». В экспериментальный институт в качестве заведующих пришли М.Н. Преображенская, Е.И. Погосянц, Н.П. Мазуренко, Г.Л. Свет-Молдавский, Г.И. Абелев и др. В клинике были организованы новые отделения опухолей головы и шеи (заведующий – профессор Пачес А.И.), гематологии (заведующий – профессор Ю.И. Лорие), значительно укрепился технически и в кадровом отношении отдел лучевой терапии (руководитель - Рудерман А.И.) и отдел лучевой диагностики (И.Л. Тагер, Н.И. Рыбакова).

Было создано новое структурное подразделение – Всесоюзный Химиотерапевтический Центр, который возглавил А.М. Гарин. В задачу Центра входила организация кооперированных исследований по клиническому испытанию противоопухолевых препаратов. В исследованиях участвовали многие практические учреждения страны. Методика исследования препаратов была разработана проф. В.И. Астраханом по аналогии с зарубежной. Препараты испытывались в три фазы. Первая изучала дозовый режим и токсические осложнения, схемы и способы введения, вторая фаза определяла спектр действия и третья – целенаправленное сравнение разных препаратов при конкретных опухолях.

Кооперированные исследования давали возможность довольно быстро изучить отдельные препараты, дать оценку и представить препараты в фармакологический комитет для получения разрешения по внедрению в широкую клиническую практику. К настоящему времени существует много противоопухолевых препаратов.

Бурное развитие института и отечественной онкологии приходится на 60-70-е гг. Это относится как к экспериментальным, так и клиническим исследованиям. Были получены ответы на многие вопросы, касающиеся этиологии и патогенеза опухолевых заболеваний. Нашла свое подтверждение вирусно-генетическая теория этиологии рака, предложенная проф. Л.А. Зильбером 50 лет назад. Современные технологии позволили детально изучить ее нюансы. Большой прорыв был достигнут в химиотерапии злокачественных опухолей. Метод лечения, который прежде вызывал скепсис, доказал, что появилась возможность реально помочь детям с лейкозами, молодым женщинам с трофобластической болезнью. Адъювантная химиотерапия дала возможность затормозить развитие рецидивов и метастазов. Большие успехи достигнуты в лечении герминогенных опухолей и заболеваний лимфатической системы.

Уровень научных исследований в эксперименте и клинике повышался. Разрабатывались новые диагностические методы. По мере накопления информации и опыта возникла необходимость расширения фронта научных исследований, увеличения коечного фонда.

После проведения Всесоюзного субботника по случаю столетия со дня рождения В.И. Ленина правительство выделило эти деньги на строительство нового здания Онкологического Центра.

Так в 1980 г. в строй вступил новый комплекс корпусов на Каширском шоссе. Клиника получила 1000 коек. Организованы два детских отделения – онкологии, возглавляемое профессором Л.А. Дурновым, и гематологии, возглавляемое профессором Л.А. Махоновой. В отдельном здании разместилось новое оборудование для лучевой терапии, оборудована станция переливания крови с донорским пунктом. Создано первое в стране отделение реабилитации онкологических больных, которое организовал и возглавил В.Н. Герасименко. Так появился новый современный Научный Онкологический Центр – одно из крупнейших учреждений в Европе.

За время своего существования наш Центр сформировал крупную онкологическую школу, которая получила международное признание. Общий вклад в науку, который внесли сотрудники Центра, трудно переоценить.