Материалы конгрессов и конференций

IX РОССИЙСКИЙ ОНКОЛОГИЧЕСКИЙ КОНГРЕСС

КОНСЕРВАТИВНОЕ ЛЕЧЕНИЕ
ЗЛОКАЧЕСТВЕННЫХ НОВООБРАЗОВАНИЙ ТРАХЕИ

В.П. Харченко, Г.А. Паньшин, В.М. Сотников, А.А. Гваришвили, В.Д. Чхиквадзе, Р.З. Альбеков
ФГУ Российский научный центр рентгенорадиологии Росздрава, Москва

Несмотря на то, что первичные злокачественные опухоли трахеи составляют 0,1-0,2% всех онкологических заболеваний (или примерно 0,2 случая на 100.000 населения ежегодно) в абсолютных цифрах это довольно значительная по численности группа больных, которые далеко не всегда могут получить квалифицированную медицинскую помощь. Лечение больных злокачественными новообразованиями трахеи является одной из наиболее сложных проблем современной клинической онкологии. Грамотный подход к радикальному лечению таких больных требует значительных материальных затрат и слаженной работы большого коллектива квалифицированных специалистов.

Повышенный интерес к этой проблеме, который можно отметить по данным литературы в 60-80-е годы, в настоящее время несколько снизился. Этот факт можно объяснить неудовлетворительными результатами лечения. При анализе литературы последнего десятилетия создается впечатление, что у многих исследователей, занимающихся этой проблемой, возникают сомнения в оправданности тех затрат и усилий, которые необходимы для радикального лечения этих больных. Научные изыскания стали переходить в несколько иную, упрощенную плоскость, когда основной упор делается на оказание паллиативной помощи в виде эндоскопической реканализации просвета трахеи с последующим проведением паллиативной лучевой терапии. Несомненно, что такому подходу способствовали прогресс в развитии эндоскопических методик с использованием лазерной фотокоагуляции опухоли в просвете трахеи, а также усовершенствование методик лучевой терапии.

В последние два десятилетия отмечены определенные успехи в лучевом лечении рака трахеи, который раньше считался радиорезистентным. Ряд авторов приводят данные о 80%-ной 5-летней выживаемости, в частности, после лучевого лечения при аденокистозном раке трахеи, и предлагают считать лучевую терапию методом выбора при любой, даже небольшой его распространенности.

Тем не менее, большинство исследователей, имеющих большой опыт в лечении больных раком трахеи, считают такой оптимизм по поводу лучевого лечения рака трахеи чрезмерным и преждевременным и остаются сторонниками хирургического метода как наиболее радикального вида лечения при этой патологии.

За 30-лет в Российском научном центре рентгенорадиологии МЗ и СР РФ пролечены 278 больных раком трахеи, из них хирургическое и комбинированное лечение проведено у 159, лучевая терапия в самостоятельном виде – у 103 и симптоматическое лечение – у 16 пациентов.

По гистологической форме опухоли плоскоклеточный рак наблюдался у 99 больных (35,6%), а аденокистозный (цилиндрома) – у 179 пациентов (64,4%). Соотношение мужчин и женщин составило 4:1. Возраст больных колебался от 20 до 75 лет, причем 68,3% из них были старше 50 лет (медиана возраста – 62 года).

Наиболее часто опухоль прорастала все стенки трахеи и имела выраженный эндо-и перитрахеальный компоненты, а в самой стенке трахеи отмечался выраженный инфильтрирующий рост. Чаще всего опухоль локализовалась в шейном (36,0%) и грудном (39,2%) отделах трахеи.

Хотелось бы подчеркнуть, что у всех больных при поступлении отмечались клинические проявления синдрома обструктивного поражения верхних дыхательных путей в виде одышки в покое или при незначительной физической нагрузке, приступов удушья, стридора, кашля. Более чем у половины больных опухоль перекрывала просвет трахеи на 75% и более.

Из 103 больных раком трахеи, которым проводилась лучевая терапия в самостоятельном варианте, радикальная программа (СОД=60-70 Гр) была реализована у 65 пациентов. При паллиативной лучевой терапии суммарная очаговая доза доводилась до 40-50 Гр.

Самым частым противопоказанием к проведению лучевой терапии, помимо общепринятых, было прорастание опухоли в пищевод. В связи с доминированием симптомов стеноза, наличие отдаленных метастазов не являлось противопоказанием к облучению первичной опухоли.

Лучевую терапию проводили по стандартизованным методикам. В зависимости от уровня поражения при планировании лучевой терапии выделяли 4 отдела трахеи: шейный отдел, граница шейного и верхнегрудного отдела, грудной отдел и бифуркация.

Как правило, при облучении двух верхних отделов использовались двухпольные методики, при облучении двух нижних отделов – трехпольные методики лучевой терапии. Большинство больных облучалось по «расщепленному» курсу лучевой терапии с 2-3-х недельным перерывом между этапами облучения.

Самым распространенным осложнением, которое в той или иной мере возникало у всех без исключения больных независимо от величины подведенной дозы, был лучевой эзофагит. Развитие этого осложнения обуславливалось анатомической близостью трахеи и пищевода и невозможностью полностью исключить попадание последнего в 90%-ное изодозное поле.

Трахеопищеводные и трахеомедиастинальные свищи возникли у 3 больных, причем при очаговых дозах, превышающих 40 Гр.

Такое грозное осложнение как профузное кровотечение из опухоли, которое также представляет наибольшую опасность при проведении лучевой терапии других форм злокачественных новообразований, в нашем исследовании не наблюдалось.

Общая 5-и 10-летняя выживаемость при лучевом лечении плоскоклеточного рака трахеи составила соответственно 40,9% и 8,5%, а при аденокистозном – 70,0% и 55,0%

В целом, мы считаем, что злокачественные опухоли трахеи являются сравнительно высокочувствительными, и применение лучевой терапии в самостоятельном варианте, несомненно, является наиболее радикальным методом лечения этой весьма тяжелой в клиническом плане категории онкологических больных.